1444

Почему сгорела нефтебаза под Васильковом?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. Аргументы и Факты в Украине 17/06/2015
Пожар на нефтебазе
Пожар на нефтебазе mvs.gov.ua

Государство еще в начале 2000–х сказало пожарным: денег нет, ищите финансирование сами. С тех пор они собирают деньги на коммерческих предприятиях, закрывая глаза на нарушения. База БРСМ наверняка оплатила тушение не одного пожара в Васильковском районе.

Компромисс с огнем

Больше недели полыхал пожар под Васильковом. Жители окрестных деревень уже стали привыкать.

Засыпают – просыпаются – горит. Ну, что делать? Надо постирать, картошку прополоть. Обычная мирная жизнь, разве что на окраине деревни зарево.

Близко местных не пускают, оцепление. А за оцеплением – бесконечный марафон. Начальство орет в рацию, пожарные матерятся – и так сутки напролет. Руководители ГСЧС уверяют: «Мы делаем все возможное!» Посмотришь – и действительно, работают на износ. Но почему же ГСЧС проиграла эту битву? Фактически огонь служба потушить не смогла, использовала тактику «контролируемое горение». По нынешним временам – слабо… 

– Вот все говорили, что у нас пены не было – и в этом все дело. Но пена была! – говорит Сергей Недилько, командир отделения пожарной части №49 гарнизона Киевской области – молодой парень в залихватски сдвинутой на затылок кепке. – В каждой машине есть баллон на 150 литров. Баллон всегда полный – в обычной жизни не используем (лишь в случае аварии, когда пылает бензобак машины, что редкость. – «АиФ»). Если честно, никто уже не помнит, когда заполняли этот баллон. Может, потому она и не пенилась?

– Перемерзла, – подсказывает водитель.

– Точно! – быстро соглашается Недилько. – Но проблема даже не в этом. Нашей пены хватает на 3–5 минут тушения. Вот мы «выстрелили», а дальше что?

А дальше в наличии только вода – решили охладить цистерны, которые не охватил огонь, как положено по инструкции. Но и вода быстро закончилась.

– У нас в гаражах только старые ЗИЛы, – кивает на «старичка» Вячеслав Кияшко, водитель. – Они маленькие. Вмещают всего 2400 литров воды. Но и это не всегда получается выпустить. Насос жрет слишком много бензина, бак столько не вмещает. Сколько раз такое было: приедешь на пожар, половину хаты потушили – и сидишь, смотришь, как догорает остальное. А что делать? Хорошо еще, если погорельцы одолжат топливо. 

Но на базе погорельцы ничего не одолжили, потому пожарные после 20 минут активной работы лишь беспомощно озирались, пока командиры истерично наяривали диспетчеру. Звонили – требовали подмогу. Именно требовали. В ГСЧС тотальная экономия.

– Экономят топливо. Поэтому диспетчер неохотно высылает подмогу, сто раз переспросит: а может, сами справитесь? Сейчас согласую с руководством, – пересказывает беседу Недилько.

После того как информация по цепочке дошла до руководства, начался тотальный аврал.  По сирене были подняты все киевские части. Подогнали пожарный поезд с пеной. Все это хорошо, но медленно. Первая атака (не учитывая потуг областных частей) была организована через три часа после официального вызова, хотя по нормативам – это максимум двадцать минут. Атака результата не дала. Была команда: повторить. Потом еще раз – и еще раз.

«Пенная облава»

Пока бойцы тушили, оказалось, что пены на складах почти не осталось. И руководство устроило «пенную облаву» по всей стране.

– Мы вот заказали для исследования пенообразователь, нам звонят, говорят: срочно забирайте, через час уже не будет. Пену выкупают тотально – у всех уже пустые склады, – говорит Виталий Присяжнюк, начальник отдела огнезащиты и пожаротушения Украинского НИИ Гражданской защиты. – Но, знаете, в чем проблема? Это ведь не та пена.

То есть она хороша, но лишь для небольших возгораний, поясняет эксперт. Это так называемая пена общего назначения, а в случаях масштабных ЧП используется специальная пленкообразующая. Она перекрывает доступ кислорода – и конец пожару.

– Пена общего назначения тоже отчасти перекрывает. Но чтобы вы понимали: мы использовали как бы марлю, а специальная пена – это брезент, – активно жестикулируя, объясняют пожарные.

Другое дело, что обычная пена стоит 12–20 гривен за литр, а специальная – 70 гривен. Но что еще важнее: производители обычной согласны отпустить «в долг», а импортеры специальной – не согласны. Вот отсюда – и недельный пожар, и бесконечные атаки пожарных, притом, что каждая сопряжена с риском. Пожар унес жизни четверых бойцов, остальные работали на грани нервного срыва. В итоге не выдержали – прорвало.  Жаловались и на защитные костюмы – их выдавали еще в 80–е, а сегодня это ветошь. И на старые рации – держат заряд всего 5–10 минут. Противогазы в дефиците, на пожаре многих выворачивало наизнанку…

– В прошлом году на нужды нашей службы было выделено 6 процентов из необходимой суммы, а в этом году – всего 3 процента. И что нам делать? – говорит Мария Создана, сотрудница пресс–службы ГСЧС Украины.

Яценюк пообещал выделить из резервного фонда 47 миллионов гривен. Этих денег хватит на закупку нескольких машин, вместо сгоревших. Но по поводу общего увеличения финансирования – молчок, у пожарных на этот счет нет иллюзий. У правительства есть несколько имиджевых проектов: Нацгвардия, полиция. Это своего рода дежурные баннеры, на фоне которых пиарится руководство, в то время как остальные ведомства скромно сидят «за ширмой». И если туда заглядывают, то лишь в рамках борьбы с коррупцией. Да, все беды, разумеется, от нее. Но в случае с ГСЧС получается парадокс: если искоренить коррупцию, и не поднять  финансирование – наступит коллапс.

Коррупционный капкан

– Как вы думаете, откуда начальники гарнизонов берут бензин, в то время как на часть выделяют всего 20 литров в месяц. Откуда берут запчасти для машин, делают ремонт в пожарных частях? Это все «бартер», – делится на правах анонимности один из руководителей пожарной части Киевской области. – Да, себе тоже берут, но часть идет «в дело». Эта система процветает еще с 2000–х годов, когда нам напрямую сказали: ищите внебюджетное финансирование. Вот и получается, что парни погибли под Васильковом фактически из–за тотальной коррупции. База работала нелегально. Но я не исключаю, что именно благодаря ей в последние несколько лет мы имели возможность потушить сотни других пожаров.

Получается, пожарные сами себе устроили капкан. Или их загнали в этот капкан? В любом случае рецепт один: ампутация коррупции, а сверху денежный компресс. Если по отдельности – провал. И, конечно, реформы. В ГСЧС с этим все согласны, но пока похвастаться нечем – реформы только разрабатывают. Впрочем, если все составят правильно – подвиг не понадобится.

– Представьте себе Европу. Приезжают пожарные, у них всего капля пены, воды и бензина. Но пожар будет ликвидирован в рекордно короткие сроки. Потому что в XXI веке электроника способна заменить подвиг, – уверен Владимир Коваль, глава компании по производству средств противопожарного назначения «Marko LtD».

Так цистерны традиционно оборудуют системой раннего выявления возгорания. И если температура приближается к критической – срабатывают клапаны. Из специального резервуара (есть в каждой цистерне) пена сама выливается на поверхность. Если этого недостаточно, переходят к подслойному тушению – к резервуарам подведены трубы, через них закачивают пену прямо в нефть.

Сотрудники БРСМ наверняка слышали об этих устройствах, но в глаза их не видели. В МЧС о нарушениях знали и даже собирались судиться.

Но судебные разбирательства длятся годами. А полыхнуть может в любой момент.

– Почему бы не перенять опыт Европы? Там все нефтебазы подлежат обязательному страхованию. Если у тебя не установлены все необходимые системы, ты платишь миллион – это условная цифра. Если нет нарушений – платишь тысячу, – говорит Присяжнюк.

У нас все пока что по–другому. Например, Яценюк недавно подмахнул двухлетний мораторий на проверку предприятий (срок истекает лишь в конце 2016). Это значит, проверить «по горячим следам» все бензоколонки того же БРСМ нельзя. Но, кстати, оценить уровень их пожарной безопасности перед страхованием можно. И абсолютно ясно одно: надо менять систему. А то однажды и пожар под Васильковом нам покажется мелким пустячком. 

Версии

Министр МВД Арсен Аваков заявил, что в разработке находится четыре версии:
1. Нарушение правил безопасности - проведение сварочных работ или обращение с огнем.
2. Несоблюдение обслуживающим персоналом технологического процесса. 
3. Умышленный поджог с целью дискредитации группы компаний БРСМ.
4. Поджог с целью получения компенсации.

Альтернативная версия от «Оппозиционного блока». Юрия Бойко, глава фракции ОБ в ВР напомнил о коррупционном скандале, «в котором оказалась наша страна в связи с исчезновением конфискованных нефтепродуктов и их дальнейшей перепродажей по сниженным ценам» и тут же перевел тему на пожар нефтебазы БРСМ. Обтекаемо намекает: а не хранился ли конфискат на базе? Может, его потребовалось «списать» таким образом.

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых