aif.ru counter
115

«Чернобыльская эра»: связанные одной былью

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и факты в Украине 25/04/2012 Сюжет Катастрофы
Атомная энергия далась Украине очень большой ценой

За это время мы успели привыкнуть к тому, что живем под знаком Зоны и, кажется, смирились с этим. Чернобыльская тема расслоилась на десятки проблем: истинных и мифических. Среди них почти потерялась одна - самая насущная: жизнь сотен тысяч людей, чью судьбу перекроила авария на ЧАЭС.

Пол-литра молока в день

Армия ликвидаторов и других пострадавших от катастрофы тает год от года - в Украине, России, Белоруссии, других странах СНГ.

- Спустя 10 лет после аварии число украинских ликвидаторов превышало 363 тыс. человек, в 2010-м их было уже 255 тыс., сегодня - и того меньше, - приводит статистику Павел Покутный, экс-директор Агентства Чернобыль интеринформ.- При этом число инвалидов, ставших таковыми вследствие аварии, продолжает расти».

Об этом же твердят и данные, предоставленные Минсоцполитики Украины: только за год (с 2011 по 2012-й) число пострадавших (включая ликвидаторов) уменьшилось на 24 тысячи человек. Инвалидов же (58% из которых - ликвидаторы) стало больше на 813 человек.

- Люди уходят: молодые, активные, таковы нынешние реалии. Сегодня «чернобыльцы» нуждаются в качественном медицинском лечении, полноценном питании, - говорит Павел. - В то же время государственную помощь ликвидаторам и пострадавшим щедрой не назовешь. Например, я как ликвидатор 2-й категории (то есть не инвалид) получаю ежемесячно помощь на питание в размере 160 грн - считай, на пол-литра молока в день. Размеры пенсий многих «чернобыльцев» тоже предельно скромны. В то время как на один курс лечения, допустим, в Центре радиационной медицины (куда следует ложиться на реабилитацию хотя бы дважды в год) только на лекарства нужны тысячи и тысячи гривен. Очевидно, что, к сожалению, Закон «О статусе и социальной защите граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы», не выполняется, а государство продолжает вести статистику смертности основной когорты пострадавших - ликвидаторов.

К слову, на днях, в канун урочной даты глава Кабмина Николай Азаров поручил вице-премьер-министру Украины - министру соцполитики Сергею Тигипко «начать новый этап» консультаций с «чернобыльцами». Означает ли это, что государство готово вплотную взяться за решение проблемы? Пока сказать трудно.

Уезжали на три дня - и навсегда

Сегодня в Зону организовывают экскурсии. Говорят, когда в поездках экскурсантов берутся сопровождать бывшие жители Припяти, это особенно врезается в память - они готовы показывать каждую улочку, каждый дом и с упоением рассказывать о них часами. Они продолжают жить в этом городе, который так и не стал для них городом-призраком, оставшись самым пронзительным и светлым воспоминанием в жизни.

- У меня было счастливое детство, - вспоминает жительница Днепропетровска Таня Свириденко, которой в роковом 86-м было 7 лет. - Семья, родственники, друзья, карусели во дворе, традиционный сбор грибов и ягод с мамой, свежесобранный березовый сок, купание в чистой воде реки Припять, путешествия на «ракете» в Киев, народные гулянья на Масленицу.

Я не понимала, почему в тот день мои мама и тетя тихо плакали, слушая какое-то объявление по радио. Я была увлечена игрой. Играла я дома, поскольку мама почему-то не пустила меня тогда на улицу. А потом помню десятки автобусов в нашем дворе. Как будто все дружно собирались в пионерский лагерь - дети, взрослые. Мне было не страшно. Сказали, что нас вывезут всего лишь на три дня... А увезли навсегда.

После этого судьба нас закинула в город Днепропетровск. Помню, как я еще долго плакала по ночам, скучая по своей маленькой родине, а мама успокаивала меня, глядя печальными глазами.

Но разлука с маленькой родиной было лишь первым испытанием. Самое сложное предстояло потом. Льготы, обещанные и предоставленные государством, на практике давались так нелегко, так больно, что о них хотелось забыть.

- Помню это страшное словосочетание, которое ранило семилетнего ребенка: «чернобыльский ежик», - Татьяна невольно сжимается от своих слов. - Так нас называли. Оно звучало и от детей, и от взрослых. Почему-то тот старый анекдот очень забавлял всех. Слова «радиация» и «эвакуация» я узнала раньше, чем выучила таблицу умножения. Помню презрение людей, которые обсуждали «чернобыльцев» в очередях в магазине: «Приехали тут! Наши квартиры отобрали!». А как приходилось доказывать в трамвае, откуда у меня удостоверение «чернобыльца», ведь на ликвидатора я не похожа! Когда весь трамвай смотрел на молодую студентку и на контролера, у которого было выражение лица, будто он поймал вора. После такого было проще заплатить за проезд, чем привлекать к себе внимание озлобленных людей, пользуясь законной льготой.

Татьяна научилась ни о чем не жалеть. Жизнь вошла в свою колею.

- Мне 33, - тихо говорит она. - Большую часть своей жизни я прожила в Днепропетровске, получила здесь  образование, работу, вышла замуж, родила сына. Но временами пронизывает внезапное: а если бы тогда не было рокового взрыва? Наверное, жизнь была бы совсем другой. У меня, у целого поколения, целой страны. И почему-то я верю, что она была бы обязательно лучше. 

«Чернобыль еще аукнется»

Писатель Станислав Константинов прожил в Припяти 8 самых прекрасных, по его признанию, лет. Он работал художником-оформителем на ЧАЭС. Авария стала Рубиконом, разрезавшим его жизнь на «до» и «после».

- Я жил в 16-этажке. Из моих окон хорошо просматривалась станция. Утром 27-го вышел на балкон: над 4-м блоком - зловещее зарево. Ничего не понял, спустился вниз, сел на мопед - собрался ехать в мастерскую. Встретил знакомого, он говорит: «Не надо туда - там грязно». Я удивился: «А когда в тех местах было чисто?» - имея в виду неопрятность поселка Лесной. Но, оказывается, мой собеседник говорил совершенно о другом: «Сказали, взорвался 4-й блок. Мы вышли на работу, а нас отправили домой». «Ты понимаешь, что говоришь?» - опешил я… Авария стала для всех нас шоком. Ощущение нереальности происходящего. Город наводнен военными. Много, очень много машин-поливалок. В небе - сумасшедшее по своей жизнерадостности яркое солнце. От бесконечных брызг поливалок образуются многоцветные радуги и висят в воздухе. Такой праздник - и внутренняя паника одновременно. Вывозили нас хаотично. У меня все «фонило», у детей (тогда у меня было две маленькие дочери) - слава Богу, было полегче. Народ реагировал на беду по-разному. Нас эвакуировали на Донбасс. Помню, по приезде в приемном покое больницы, где нас проверяли, увидели женщину с ребенком, которая истерично выла. Испугались: Случилось чего? Медсестра пояснила: она ехала с малышом через Киев, теперь вот боится. Чернобыль одномоментно изменил всех нас, весь мир вокруг. Ты ложишься спать в одном мире, а просыпаешься - в другом. Тогда я почувствовал, что смерть все время рядом. И вот твои  близкие люди: еще они вчера были, а сегодня их уже нет. Их нет! Я тогда научился понимать - есть вещи, которые от тебя не зависят. Осознал ощущение оставшегося времени: все может закончиться завтра. Поэтому нужно ценить каждый прожитый день.

Сейчас Станислав живет в Славутиче и пишет книги, которые пользуются немалой популярностью не только среди «чернобыльцев». Его цель проста: чтобы о чернобыльском уроке помнили.

- Он еще аукнется нашим поколениям - на генетическом уровне, - уверен Станислав. - К сожалению, Чернобыль научил не всех. Например, ничего не усвоили наши политики, которые позволяют себе вот так легко бросать на произвол судьбы десятки и сотни тысяч людей, которые когда-то гробили свое здоровье, ликвидируя последствия аварии. Родина любит тех, кто уходит на подвиг - но не любит возвратившихся оттуда, поскольку на них нужно обращать внимание, лечить, опекать. Такая позиция воспитывает новое поколение граждан, которые уже никогда не пойдут грудью на реактор…

Как будут лечить?

ВОЗ сообщила: по истечении 25-30 лет после радиационной катастрофы наступает «пиковое» время заболеваемости на территориях, подверженных радиационному заражению, среди тех людей, кто принял ту или иную дозу облучения. Готовы ли мы к этому? Например, когда же в Центре радиационной медицины будет обновлено оборудование? И еще - как быть тем, кому не хватает денег на лекарства и лечение? Их ведь будет все больше…

И. Шинкаренко, Житомир

Глава Кабмина Н. АЗАРОВ во время посещения Национального научного центра радиационной медицины АМН Украины пообещал: государство возьмет на себя заботу о здоровье «чернобыльцев». В частности, в Центре будет установлено все требуемое оборудование и появятся в нужных объемах необходимые лекарства.

- Мы его (оборудование. - Ред.) закупим, потому что такие учреждения должны быть современными и обеспечены всем необходимым. Мы это сделаем,- подчеркнул премьер.- Наша задача заключается в том, чтобы тем, кто действительно пострадал, было уделено должное внимание со стороны державы… Больные жалуются, что им подчас не хватает денег на лекарства. Мы решим эту проблему. Государство обязано, максимально используя все возможности, компенсировать людям потерю здоровья.

По мнению Н. Азарова, социальные выплаты «чернобыльцам» также будут расти - по мере подъема экономики в стране.

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых