aif.ru counter
31.08.2006 00:00
96

Можно ли летать такими самолетами?

«Все! Съезжаем. Конец!»

Эти слова были последними, произнесенными экипажем разбившегося самолета. Они стали приговором для 170 человек.

ОНИ же стали приговором всей российской авиации. Наши авиакомпании любят жаловаться на трудности своего бизнеса. Сетуют на дорогое топливо, отсутствие инвестиций в технику и т. д. Между тем, по данным Росстата, в 2004 году авиакомпании втрое увеличили объем перевозок по сравнению с 2000 годом, подняв в небо 35 млн. человек.

По данным Росавиации, сегодня в России 1468 самолетов. Из них исправны только 990. В 2005 году лишь 7,91% пассажиров перевозили отечественные самолеты нового поколения и 28,71% - иностранные, не обязательно новые. Остальные проценты (63,4%) - это старые советские машины.

Это, однако, не мешает компаниям раскручивать свой бизнес и увеличивать доходы. Например, у «Аэрофлота» в прошлом году чистая прибыль составила почти 190 млн. долл. «Пулково» - не самый крупный перевозчик - тоже успевает зарабатывать. В 2004 году выручка компании составила 12,3 млрд. руб., из которых чистая прибыль - около 536 млн. Объемы перевозок других компаний тоже идут в гору. Между тем за последние годы российские перевозчики закупили всего 14 самолетов.

Куда же идут деньги, которые россияне платят за полеты на рухляди? «Наши авиакомпании - жадные, -прямо говорит первый проректор Московского авиационного института Игорь ПРОХОРОВ. - Вместо того чтобы закупать новые самолеты в России, они покупают старые суда за границей». Впрочем, объективности ради надо сказать, что тот же Ту-154 - отличный лайнер, и 20 лет для него не возраст. А новые «тушки» уж точно самые лучшие.

Но, по словам И. Прохорова, новая модель самолета Ту-204 пользуется популярностью где угодно, только не в России. Этот, как называют его конструкторы, «универсальный солдат», может летать как на короткие магистрали, так и на длинные, более 9 тысяч километров без дозаправки. Судна купил Китай, на очереди Египет...

По прогнозу Росавиакосмоса, к 2010 году более половины российского авиапарка будет пригодно лишь для водружения на постаменты. Каждый последующий год на свалку нужно отправлять по 200 самолетов. Но летать мы все же будем - куда деться? Только падать станем чаще. Но каждый раз виновным окажется «человеческий фактор».

Уже сегодня практически в любой авиакатастрофе все валят на погибших пилотов. Иначе, говорят, авиакомпании не смогут полностью получить страховку за разбившееся судно - от $400 тыс. до $2,75 млн. Те же деньги влияют и на «человеческий фактор». Ходят слухи, что за перерасход топлива или вынужденные посадки пилотов штрафуют, поскольку компании в этих случаях теряют большие деньги. Именно эту причину все чаще называют в последнем случае, когда пытаются понять, почему командир Ту-154 не обошел грозу, сделав крюк в 100-150 км, или не вернулся в Анапу или на запасной аэродром, как это сделал экипаж турецкого лайнера, нарвавшегося на ту же самую грозу в украинском небе.

Но в результатах расследования об этом, скорее всего, не будет ни слова. Цены на билеты вырастут в очередной раз, нас лишат еды в целях экономии, будут задерживать рейсы на сутки, латая дыры в самолете. Возможно, в очередной раз мы чудом долетим до цели. Но долго нам еще испытывать судьбу?

Говорят пилоты...

Аноним: Экономия топлива - вот одна из причин. Представляю, что если бы экипаж развернулся в аэропорт вылета, то получил бы нагоняй со стороны начальства и значительной части зарплаты лишился бы. Вся система работает на пределе, и повседневный «героизм» стал нормой.

Nav Aleks: Могу предположить, что решили обходить тучу где-нибудь сбоку-сверху. Высота предельная, а над «кучевкой» оказалась сильная болтанка. Результат - сваливание прямо в эту «кучевку». Пока летели вниз сквозь облако, мотылялись как попало - вполне вероятна потеря пространственной ориентировки. Вывалились из облака, увидели землю близко - резкий вывод, потеря скорости, переход в плоский штопор...

Vit: Аналогичная ситуация у меня была в воздухе в районе Семипалатинска. Выше 9600 мы тогда идти не рискнули. Скажу, что по локатору видны только участки с повышенной наэлектризованностью и не видны мощные восходящие и нисходящие потоки. Сам разряд молнии для ВС (воздушное судно. - Ред.) не очень опасен. Так, в семидесятых годах, летая на Ил-18, поймали грозовой разряд в районе Комсомольска-на-Амуре. Выгорел обтекатель локатора, и сгорел сам локатор. Других повреждений не получили.

С сайта www.avia.ru

Такая разная цена жизни...

По 100 000 рублей из федерального бюджета получат родственники за каждого погибшего в катастрофе Ту-154 под Донецком. Еще по 100 000 рублей выплатит авиакомпания «Пулково» и по 12 000 - страховая компания. Обязательства по выплатам взяли на себя и региональные власти - на погибших жителей Петербурга и области, так же как и на норильчан, будет выплачено по 100 000 рублей за каждого, администрация Анапы определила эту сумму в 250 000 рублей, а губернатор Краснодарского края обещал семьям разбившихся земляков по 500 тыс. руб.

Дополнительных выплат и компенсаций можно добиться только в судебном порядке, и взимаются они с виновных в катастрофе. Так, родственникам пассажиров, погибших по вине швейцарского диспетчера Sky Guid над Боденским озером, в досудебном порядке компания заплатила по $150 000, те, кто не согласился с этой суммой, будут через суд требовать гораздо больших выплат. Путем переговоров на государственном уровне Украина перечислила России почти 8 миллионов долларов компенсации семьям тех, кто летел на Ту-154 авиакомпании «Сибирь» из Тель-Авива в Новосибирск и был сбит украинской военной ракетой. И получилось по $100 000 за погибшего.

В странах Евросоюза сегодня минимальная сумма страховой ответственности авиаперевозчика перед пассажиром составляет примерно 300 000 евро. Российские страховщики уже предложили изменить Воздушный кодекс и увеличить сумму выплат в случае гибели пассажира со 100 тыс. до 10 млн. руб.

Выжить? Можно...

КАЖДЫЙ год 24 августа Лариса Савицкая празднует второй день рождения. 25 лет назад она возвращалась с мужем из свадебного путешествия. На высоте более 5 тысяч метров в небе над Амурской областью самолет Ан-24 столкнулся с военным бомбардировщиком. Погибли все, кроме 20-летней Ларисы. Позже ученые признали, что ее спасла удачная траектория полета кресла, в котором она сидела. Сотрясение мозга, повреждение позвоночника в пяти местах, перелом руки, ребра, ноги - со всем этим она смогла прожить в тайге три дня, где ее нашли спасатели.

Лариса смогла вернуться к нормальной жизни, выйти замуж, родить ребенка, работать. О ней узнал весь мир из Книги рекордов Гиннесса, где ей посвящены аж две записи - единственная выжившая в авиакатастрофе и получившая за это самую маленькую компенсацию - 75 рублей. Сейчас она живет в Московской области и после каждой трагедии в небе долго не может прийти в себя: «Все катастрофы - мои, как будто часть меня до сих пор не приземлилась».

...зачем нагнетать панику?

После каждой катастрофы репортажи с места трагедии больше похожи на сериал. Страшно включать телевизор. Скорбь понятна, но зачем сеять панику?

Т. Сократов, Пермь

ОТВЕЧАЕТ психолог Алина ЛОГИНОВА, ведущий специалист Московской службы психологической помощи населению:

- МОЖНО определенно сказать, что негативная информация, которая буквально обрушивается на людей после трагедий и катастроф, крайне негативно сказывается на их душевном здоровье. Каждый невольно примеряет ситуацию на себя - ставит себя на место погибших, пытается понять состояние их близких.

Таким образом ослабляется психологическая защита - то, что в психологии называется базовым доверием к миру, которое помогает человеку преодолевать жизненные перипетии. А это неизменно порождает панику, страх и тревогу. Такое состояние особенно опасно для пожилых людей, детей и подростков. Поэтому их лучше оградить от страшных репортажей.

В ПОСЛЕДНИЕ дни после множества телерепортажей из Сухой Балки невиданного размаха достигла аэрофобия (боязнь полетов).

...как ее победить?

ВОЗНИК не просто массовый стресс, но и реальная опасность новых аварий в воздухе.

- Психическая «турбулентность», - считает кандидат физ.-мат. наук Валентин АВАНЕСЯН, - столь же опасна для самолета, как турбулентность воздушная. Последняя может ввести в штопор машину, а негативные мыслеформы способны выбить из равновесия не только технику, но и экипаж.

Думаю, пришло то время, когда борьба со страхом и стрессами в воздухе становится основой авиабезопасности. Считаю, что пора готовить и включать в состав экипажей воздушных судов специальных психологов, даже, возможно, гипнологов, умеющих успокоить людей.

Более того, физиками уже созданы устройства, приводящие участок пространства, окружающего человека, в состояние гармонической упорядоченности. Одно из таких гармонизирующих устройств существует в виде краски. Достаточно нанести ее на каждый авиабилет в виде отдельной полоски - и пассажиры будут защищены: как от самих себя, так и друг от друга. Их стрессовые вибрации перестанут угрожать психике пилотов и целостности техники.

И все-таки...

ВОПРОС, летать ли самолетом или лучше не испытывать судьбу, задают себе тысячи пассажиров после каждой авиакатастрофы. Статистики в России на этот счет нет, можно лишь исходить из следующих фактов: в 2005 г. в ДТП на дорогах погибли свыше 36 000 человек и

244 000 ранены; из 35 млн. российских пассажиров, летавших самолетами, погибли 29 человек.

Согласно мировой статистике, риск погибнуть в автомобильной аварии в 30 раз выше вероятности смертельного случая на железнодорожном транспорте. Вдвое выше, чем в поезде, риск погибнуть в авиакатастрофе. Эксперты подсчитали: чтобы попасть в авиационную катастрофу, нужно летать на самолетах каждый день в течение 13 лет. Но и тогда шансы погибнуть оцениваются как 1 к 10.

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых