aif.ru counter
4386

Послесловие о Дебальцево: Так мы проиграли или победили?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Аргументы и факты в Украине 25/02/2015
Дебальцево
Дебальцево © / www.ria.ru

Разбор полетов

Сразу после вывода войск – то ли из котла, то ли из тактического окружения – версии разнятся, президент Петр Порошенко заявил: «Это была очень тяжелая, но очень достойная операция, которая фактически проводилась ночью под шквальным огнем русской артиллерии. Мы показали, что никакого окружения нет, наши войска способны провести операцию и выйти из Дебальцева… К сожалению, не всем удалось дойти. По предварительным данным, мы потеряли 6 героев, более 100 ранены, к счастью, абсолютное большинство – ранения легкой и средней тяжести, и после выздоровления они готовы вернуться в строй».

Общественность, в первую очередь активисты соцсетей, которых уже прозвали «Диванной сотней», позволила с президентом не согласиться. И не только «Диванная сотня», но и признанные военные эксперты, и журналисты позволили себе не согласиться с главой государства. Фактически упрекнули президента во лжи!

«Когда от тех, кто присутствует там реально, а не виртуально, слышу «прорвались, кто смог, с теми ранеными, которых смогли забрать...», «в прорыве потеряли всю технику, 10 км пешком», «уже подтверждена гибель 87 человек», появляется убедительная причина не верить фразам о «плановом отходе» и «30 раненых». Потому что знаю: эти люди говорят только о том, что сами видели, делятся только тем, что сами пережили, и пишут только о том, что сами проверяли. Есть основания верить. Они воюют, они спасают, они рискуют. И они не лгут», – написал в статье «Два оттенка хаки» Сергей Рахманин, замглавред и один из столпов серьезного аналитического издания «Зеркало недели». Такое же примерно мнение и у Юрия Бутусова, главреда «Цензор.НЕТ». Он убежден, вина за трагические события в Дебальцеве – на начальнике Генштаба Викторе Муженко. Он распоряжение об отводе войск из котла – сразу после Минска – 2 потерявшего какое бы то ни было значение, ведь Украина не собиралась больше наступать – дал слишком поздно. «Все руководство Генерального штаба, включая Геннадия Воробьева (командующий Сухопутными войсками Украины. – Ред.), все СНБО, командование АТО, сектора «С» требовали вовремя отвести войска или организовать немедленно де-блокаду трассы М-103. Но начальник Генштаба Муженко наотрез отказался это сделать», – написал Ю. Бутусов.

Отметим, президент делал заявление о потерях при отходе из Дебальцева, что называется, по горячим следам – буквально в те минуты, когда бойцы ВСУ еще продолжали отступать. Ему доложили о 6 убитых, он эту цифру и озвучил. В конечном счете, и его критики это признали. Но тем временем в Генштабе сделали еще одно, возможно, опрометчивое заявление.

«Виновниками отступления из Дебальцева, тяжелых потерь в людях и боевой технике, начальник Генерального штаба Виктор Муженко пытается сделать... солдат и офицеров, которые героически, вопреки бездарности и некомпетентности Генштаба, 25 суток отбивали все штурмы и все атаки, находясь в окружении. Обвиняет Муженко солдат 40-го батальона, 30-й и 128-й бригады, частей спецназа, которых он с одним стрелковым оружием послал штурмовать Дебальцево, обвиняет всех, кто сдался в плен. То есть снова запускает старую пластинку про плохих солдат, которые не могут выполнить его блестящие замыслы», – негодовал Ю. Бутусов.

Другая сторона медали

В финале расследовать ситуацию вокруг Дебальцева взялась Верховная Рада – там создали специальную группу и даже провели заседание Комитета по национальной обороне и безопасности. «Вчера прошел комитет ВР по вопросам национальной безопасности и обороне. Муженко не явился. На комитетских слушаниях было установлено, что те ошибки командования, которые привели к Иловайску и ДАП, в полном обьеме повторились в Дебальцеве», – рассказывает Семен Семенченко, комбат «Донбасса» и народный депутат, персона которого все больше приобретает в последнее время скандальный оттенок. Как бы то ни было, итог заседания – намерение требовать от президента отставки начальника Генштаба.

Но не все так просто. Есть мнение, что ни депутаты, ни эксперты, критикующие Генштаб, не знают всех нюансов истории с Дебальцевом. И как раз в этом заключается просчет государственной информационной политики. Ведь даже если ты не можешь сказать всей правды – военная тайна, допустим, стоит сказать максимум из возможного. Постараться убедить общественность, которая после всех случившихся трагических событий бурлила, как настоящий котел. Никто убеждать не спешил. Где же, спрашивается, «Минстець» с его пропагандой? Почему молчал он?  

«Мне повезло общаться с людьми, игравшими одни из главных скрипок в этой операции, – говорит Виталий Дейнега, волонтер, координатор проекта «Повернись живим». – Операция действительно была хорошо спланирована. Вывести такую толпень из полукотла это очень непростое дело. Второе (плохое): полностью реализовать план не вышло. Причин тому много… Есть еще много хорошего, увы, не обо всем я могу сообщить. Но развенчаю миф – котла действительно не было. Вплоть до последнего дня в Дебальцево подвозилась вода и БК. Была альтернативная «дорога жизни» и она работала по полной».

Мариуполь под угрозой?

Есть опасения, что после Дебальцева активные боевые действия переместятся на юг – к Мариуполю. Напряжение особенно возросло на фоне атаки на с. Широкино в 14 км от этого города. В городе готовятся отражать нападения и обстрелы. Расконсервированы бомбоубежища, школьников инструктируют, как вести себя в случае внезапного обстрела. А полк «Азов» готовится к уличным боям. Станет ли Мариуполь новым Дебальцевом или Иловайском – вопрос. Местные власти повторяют, что взять его окажется непросто. А вот финансовые эксперты, как это ни странно, подозревают, что такое развитие событий вполне вероятно. Причем в отличие от предыдущих потерь Украины значение Мариуполя для экономики страны в целом очень высоко.

Поговорим начистоту

Юрий Касьянов
Волонтер, организатор движения «Армия SOS»
Мы проигрываем войну. Череда поражений на фронте, перемежаемых так называемыми «мирными соглашениями» демонстрирует политическое бессилие власти и полную профнепригодность военного командования.

Посчитаем. Договорняк с выходом Гиркина из Славянска, разгром нашей группировки в приграничном секторе «Д», Иловайск, отход из аэропорта Луганска, потеря Новоазовска, 32-го и 31-го блокпостов, поражение в ДАПе (Донецкий аэропорт. – Ред.), Дебальцево... Далеко не полный перечень наших неудач. Список победного вранья – еще больше: у нас принято поражения называть победами и во всех неудачах винить Кремль. Если нельзя отменить отступление, то его надо возглавить – объявить «плановым отходом» с последующими награждениями и фото напамять. А на козни коварного Путина всегда можно списать личную трусость и некомпетентность.

Потери занижаются все чаще и все больше. Техники не хватает, снаряды на исходе; военной помощи от славных демократий Запада ожидать не приходится. Впереди маячит полная военная катастрофа, потеря еще больших территорий, экономический коллапс и крах системы государственного управления.

Мы проигрываем потому, что воюем с противником, которого не хотим победить… Враг номер один – мы сами: наши трусливые недальновидные руководители и бездарные военачальники; наша новая/старая Верховная Рада, неспособная взять на себя ответственность за страну; безумная коррупция, которая стала частью нашей жизни; наше мировоззрение крепостных, ожидающих милостей от доброго господина.

Есть, конечно, у нас светлые умы, чистые руки и пылкие сердца. Почти все они – на фронте. На войне вообще мозги работают лучше; жизнь становится понятнее, а люди – такими, каковы они есть. Здесь ценят по делам, а не по словам; и никакая должность, богатая экипировка и самый модный автомат ровным счетом ничего не стоят, если человек трус и подлец. Здесь воюют настолько хорошо, насколько этому не мешает Генштаб; очередное соглашение о мире считают предвестником еще большей войны; и прекрасно знают, что нужно делать для победы.

В тылу иначе. Одни молятся на президента, другие его проклинают. Проклиная, находят себе новую икону с голубого экрана, и молятся на нее. В тылу надеются на Запад, на санкции и военную помощь. Всех волонтеров считают героями, а знаменитых комбатов – наполеонами. В тылу не хотят воевать, и не любят плохих новостей. В борьбе между правдой о войне и телевизором неизменно побеждает последний. Когда же реалии войны все же врываются в массовое сознание обывателей, они входят в жесточайший диссонанс с внедренной туда ранее официальной пропагандой. Закончиться это может слепым бунтом – штурмом АП, осадой Генштаба, поджогом Верховной Рады и другими способами уничтожения основ государственности...

Мы проигрываем… но мы хотим победить. Что делать? Бороться в тылу и сражаться на войне. Не устраивать бунты, но жестко менять систему. Меняться самим. Строить новую армию. Выдвигать вперед талантливых боевых командиров. Развивать военно-промышленный комплекс. Руки опускать рано. Борьба будет долгой...

Иван БАЛАН

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых