aif.ru counter
744

Реплантация и послеоперационная реабилитация

«АиФ. Здоровье» № 51. Здоровье 17/12/2008

Где найти нужные слова, и вселить веру в пострадавшего, балансирующего между жизнью и смертью?

За 23 года работы в Национальном институте хирургии и трансплантологии им. А.А. Шалимова Александр РЕЗНИКОВ, заведующий отделением микрососудистой и пластической хирургии, Заслуженный врач Украины повидал всякого. На его счету свыше полутора тысяч пришитых пальцев, порядка 350 рук, он пришивал кисти, предплечья, ноги. Он считает, что, пожалуй, самое тяжелое во всех настоящих несчастьях - это осознанная необходимость жить дальше...

Надо, чтобы «рука включилась»

Тема его докторской диссертации - «Реплантация и послеоперационная хирургическая реабилитация». Он считает, что пришить руку - это только 50% успеха. Надо «заставить» ее работать. Надо, чтобы «рука включилась».

- Механизм процесса реплантации настолько отшлифован, отлажен, как швейцарские часы,

- говорит Александр Викторович. - Каждый в нашем отделении четко знает: что ему делать, в какой последовательности.

- И имеет достаточно сил, чтобы сопереживать чужим несчастьям, оставаясь максимально собранным?

- Да. Без этого нельзя. Глубоко вздохнуть можно только после того, как кровообращение в пришитой руке будет нормальное, стабильное. Но этому предшествует огромная работа. Сшиваем сухожилия, мышцы, нервы, все, что повреждено. Причем существует только более сотни методик, по которым шьется сухожилие. Выбрать нужную для данного конкретного случая очень важно, ведь от этого будет зависеть конечный результат - восстановление функции. Сосуды тоже можно сшить по-разному. Для этой цели мы разработали свою методику. И успешно ею пользуемся.

Как рассказал Александр Викторович, главное в восстановлении кровотока - накладывать швы герметично и сильно не перетягивать узлы, не перекрутить их, так как любая такая «погрешность» может закончиться тромбозом. А тромбоз означает - снова в операционную.

Во всем мире тромбоз, возникший в первые 2 часа после операции, считается технической ошибкой. Приятного мало, когда техническая ошибка «выбрала» вас, и в руке вдруг прекращается кровообращение. Но это бывает крайне редко. Хирурги -виртуозы. Без преувеличения. Как наложить, например, восемь швов на сосуд, диаметр которого 1 миллиметр, и не совершить техническую ошибку? На удивление, оказывается, это реально сделать под микроскопом. Да так сшить, что в этом мини-отверстии - кровушка течет. Как по мне, это что-то из области работ Сядристого, которому, помните, ничего не стоило и блоху подковать.

Стандартных ситуаций не бывает

О высоком профессионализме сотрудников отделения микрососудистой и пластической хирургии свидетельствует и тот факт, что по статистике у них в 97% случаев руки приживаются. А пальцы - в 75%. В институте Шалимова колоссальный опыт подобных операций, пожалуй, один из самых солидных в ближнем и дальнем зарубежье.

Случай случаю - рознь. Одно дело, когда человек по неосторожности отрезал себе палец, совсем иное, когда он попал под поезд. Это уже политравма, повреждаются другие органы и системы. И тогда надо в первую очередь жизнь спасать, а не руку пришивать.

Поэтому пока пострадавшего доставляют в больницу, ведутся консультации по телефону. Масса вопросов задается. Необходимо выяснить все подробности, чтобы заочно представить себе картину происшествия, и как эта трагедия отразилась на пострадавшем. Допустим, есть ли черепно-мозговая травма, пострадали ли органы брюшной полости? Очень важно в данной ситуации расставить приоритеты. Хирурги хорошо представляют, что значит отрезана конечность циркулярной пилой или гильотиной, которая режет металл, или «болгаркой».

Сейчас в одной из палат отделения находится человек, который умудрился «болгаркой» отрезать себе ногу. Бывают случаи - хоть плач, хоть смейся.

Дачник одолжил у соседа «болгарку», чтобы ветку дерева срезать. Взобрался наверх, потерял в какой-то момент равновесие, и соседская автоматическая болгарка начала падать. Ну, согласитесь, кто же в такой момент думает о себе? Надо одолженную технику спасать. Пока спасал, порезал себе руки, грудь, шею.

Ну, слава Богу, спасли его руки, пришили. Дачник снова в строю.

В пору сенокоса чаще страдает детвора. Бегают в поле и под нож сенокосилки попадают. Без ног поступают они сюда. И таким способом отрезанные ноги пришить легче, чем те, что, допустим, под прессом отдавило. Там все растрощено - ситуация патовая.

В реплантологии серьезную роль играет временной фактор. Какое-то время конечность может находиться в обескровленном состоянии, в состоянии аннексии. Но затем наступают необратимые процессы. Необходимы определенные условия для хранения и транспортировки конечности.

В практике хирурга Александра Резникова были случаи, когда люди клали отрезанную конечность на лед, и в результате получалось обморожение. Даже при удачно проведенной реплантации, к сожалению, сказывались термические повреждения, ведь они чреваты диффузными изменениями, а с ними тяжело бороться.

Александр Викторович вспоминает, как бывало, он не мог пришить руку или ногу, потом, что человека доставили в шоковом состоянии и долгое время не могли привести в чувства. Последствия и болевого, и ге-

моррагического шока таковы, что сбиваются все настройки организма: и давление, и кровообращение, и дыхание, и эндокринная система. И работа всех внутренних органов нарушается.

Здесь, в клинике Шалимова, стандартных ситуаций не бывает. В отделении микрососудистой и пластической хирургии делают аутотрансплантацию -пересаживают лоскуты мышечной, кожно-мышечной ткани. Словно тришкин кафтан латают. Восстанавливают покровные ткани, воспроизводят форму руки, ноги, любой части тела. Делают реконструкцию лица после онкологических операций, изменяют пол.

Тема трансплантации дискутируется во всем мире

В Украине пока не принят закон о трансплантации, хотя несколько раз он рассматривался в Верховной Раде. Но желающие выполнить трансплантацию, например, верхних конечностей, есть. И в клинике Шалимова формально даже ведется «Лист ожидания».

Недавно в кабинет Резникова постучались двое. Девушке 23 года, она потеряла руку. Посоветовавшись со своим молодым человеком, они решили действовать, настроены были очень решительно: «Я хотела бы, чтобы вы мне сделали трансплантацию, я подпишу любые бумаги», - сказала она.

И тогда хирург вынужден был сделать небольшой экскурс в историю этого вопроса. Познакомить молодых людей со всеми за и против. Пояснил, что во всем мире было выполнено где-то порядка 40 таких операций.

Когда речь идет о пересадке донорской печени, сердца, почек, поджелудочной железы - делается это по жизненным показаниям. А выполнить трансплантацию конечности - значит улучшить качество жизни. Есть разница?

«Выполнить трансплантацию верхних конечностей можно, -объяснил им Александр Викторович, - но при этом после операции человек всю оставшуюся жизнь должен сознательно... пить лекарства, понижающие иммунитет, чтобы не произошло отторжение чужеродного тела. Моделируется состояние организма, при котором человек может умереть от любого заболевания, вплоть до обычного насморка».

Вопрос о трансплантации дискутируется во всем мире. Кто-то считает: зачем рисковать жизнью для того, чтобы просто улучшить ее качество? Не логично. Есть определенный процент людей, перенесших эти уникальные операции, которые ведут себя неадекватно, - через год-пол-тора они приходят к своим хирургам с просьбами, мол, уберите эту руку, она не моя, я не могу к ней привыкнуть. И убирают.

Во Франции был такой случай. Прекрасно выполнили операцию по пересадке кисти руки. Восстановили чувствительность, двигательную функцию. А человек говорит: «Не моя кисть».

Каждый несчастлив ровно настолько, насколько он сам считает себя несчастным. И когда этот пациент был честен по отношению к себе - одному Богу известно. Все так непросто.

После рассказанного Резниковым молодежь решила подумать.

Хирурги в медицине - особая каста. Они умеют мечтать, философствовать, принимать очень конкретные решения и обладают здоровыми амбициями.

- Мы когда-то хотели выполнить первую в СНГ трансплантацию. И для этого у нас было все, даже создан отдел трансплантации кисти.

Но воз и ныне там. Отдел переименован. А мы по-прежнему технически и организационно готовы проводить трансплантацию конечностей. Изучили стандарт, протокол ведения таких операций.

Послесловие

Несчастный случай - неизбежное происшествие, обусловленное действием непреложных законов природы. Мы только пытаемся их постичь...

- Хирурги берегут свои руки, как пианисты?

- Стараемся беречь.

- А пилу приходилось держать в руках?

- Да. До службы в армии 2 года я работал столяром-плотником. К слову, на нашем участке из 25 человек только у троих были все пальцы целы, - ответил Александр Викторович.

Он из тех троих счастливчиков.

Наталия СВИЧКОЛАП

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых