aif.ru counter
218

Психиатр: 30% наших болезней вызваны депрессий

Сюжет Психология

У специалистов в области психического здоровья это обстоятельство ничего, кроме огорчения, не вызывает: наша психиатрия давно избавилась от печального наследия прошлого и пользуется высокой репутацией у мирового профессионального сообщества.

Об этом и о многом другом – наш сегодняшний разговор с директором Московского НИИ психиатрии Минздравсоцразвития РФ, доктором медицинских наук, профессором Валерием Красновым.

Бремя тоски

«АиФ»: – Валерий Николаевич, минувшее столетие называли веком депрессии. Судя по всему, наступивший ХХI наследует все проблемы предыдущего. На ваш взгляд, людей, нуждающихся в помощи психиатра, стало больше?

В.К.: – Трудно сказать. Здесь многое зависит от возможностей организации помощи таким пациентам. Чем более она совершенна, тем больше выявляемость проблем, которые требуют участия если не психиатра, то клинического психолога. Считается, что в такой помощи на том или ином этапе жизни нуждаются до 25% населения.

«АиФ»: – Какой возраст психологически наиболее уязвим?

В.К.: – Практически любой. Правда, здесь есть любопытная закономерность. Раньше считалось, что в зрелом возрасте депрессии встречаются чаще. Но данные последних лет и наших наблюдений свидетельствуют, что более всего депрессии подвержены люди в возрастной группе от 18 до 50 лет.

«АиФ»: – То есть с годами мы закаляемся, учимся преодолевать жизненные невзгоды и потрясения?

В.К.: – Конечно! Другое дело, если депрессия принимает серьезный, затяжной характер, когда теряется мотивация, снижается жизненный тонус, когда человека перестают трогать и радостные, и печальные события, что в конечном счете может привести к потере работоспособности и к тяжелой болезни.

В ожидании перемен

«АиФ»: – Кстати, о недугах. Считается, что многие болезни терапевтического профиля – не что иное, как маски депрессии. Это так?

В.К.: – Такая закономерность действительно существует. По нашим данным, у 30% из тех, кто обращается в районные поликлиники с жалобами на одышку, болевые синдромы, нарушения ритма сердца, проблемы с пищеварением и т. д., выявляются признаки начинающейся или умеренно выраженной депрессии.

Из них более 20% нуждаются в назначении легких антидепрессантов или проведении психотерапевтического лечения. Но далеко не все эти пациенты находят путь к специалисту, а врачи общей практики не вполне готовы к выявлению и лечению депрессивных расстройств.

Сохранить традиции

«АиФ»: – Сегодня медицина становится все более технологичной. А вашу область это коснулось?

В.К.: – Конечно! Новые технологии помогают нам в диагностике заболеваний, позволяют отделить функциональные, спонтанно возникшие расстройства от расстройств органической природы, обусловленных последствиями черепно-мозговых травм, тяжелых инфекций, нарушений эндокринных функций и т. д. Но это не значит, что новые технологические находки нужно сразу принимать как руководство к действию.

«АиФ»: – Значит, о серьезных прорывах в психиатрии говорить пока рано?

В.К.: – Признаюсь, я меньше всего поддерживаю идею каких-то прорывных технологий, на которых настаивают некоторые представители западной психиатрии. Опыт показывает, что надежда на новые высокотехнологичные приемы далеко не всегда оправдывается. Когда был расшифрован геном человека, мы очень надеялись на открытия в области генетики психических расстройств – шизофрении, тяжелых депрессий, но природа их возникновения так и не раскрыта.

В последние десятилетия появилось много эффективных медикаментов, но лечить «наших» пациентов не стало легче, потому что без обращения к человеку, к его личности, без индивидуального общения пациента с врачом в нашей специальности не обойтись.

И в этом смысле нужно сохранять бесценный опыт, накопленный поколениями наших психиатров, по диагностике и лечению таких заболеваний, как шизофрения, эпилепсия, аутизм, синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей и т. д. 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых