aif.ru counter
2789

Психотерапевт раскрыл истинную причину всех заболеваний

Сюжет Психология

Одна девочка девяти лет от роду заболела бронхиальной астмой. Это стало трагедией для всей семьи. Начались бесчисленные консультации врачей, анализы, тяжелые лекарства, лечение в стационаре. Но лечение результатов не давало. Аллерген, вызывающий приступы, обнаружить никак не удавалось, да и сами приступы были не совсем типичными для этого заболевания.

Растерянные педиатры привели девочку в отделение соматоформных расстройств одной из клиник столицы, где опытные психотерапевты в течение одной консультации определили причину болезни ребенка. В семье назревал развод родителей. Чтобы не потерять их, девочка начала болеть. Конечно, неосознанно. Но всей своей жизнью и каждым своим приступом она как бы кричала им: забудьте о своих проблемах, занимайтесь мною; вы же видите - я почти умираю. И родители забывали, вместе бегали в аптеку, вместе возили ребенка к врачам. Своей болезнью малышка фактически цементировала свою семью. Отсюда вывод - не будет конфликтов в семье, пройдет у ребенка астма.

Как болит тревога

- Тело часто бунтует в ответ на нерешенные проблемы. Суперпопулярные ныне бронхиальная астма, артриты, гипертоническая болезнь - типично наши патологии, - рассказывает психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор, заведующий психоневрологическим отделением и центром психолого-психотерапевтической реабилитации Олег Созонтович Чабан.

- К нам обращаются те, кому не помогает традиционное лечение терапевта или невропатолога. Чаще всего это трудоспособные люди молодого и среднего возраста. Именно они, таща на себе весь груз забот о младших и старших, часто под этим грузом и сгибаются. Их переживания и страхи касательно будущего выливаются в сердечные или позвоночные боли, в повышение или понижение давления, в язвы желудочно-кишечного тракта, в приступы удушья.

Традиционное лечение в этом случае бессильно, вопрос о причине заболевания нужно адресовать подсознанию. И поможет в этом врач психотерапевт, которого народ почему-то до сих пор боится.

Лечить душу нужно с душой

- Если у человека не наблюдается плохого настроения, а есть конкретные боли в определенной части тела, зачем ему к психотерапевту?

- Особенность соматоформного расстройства как раз и состоит в том, что тревога как базовое состояние, вместо того, чтобы быть на виду, «аккумулируется» в каком-то органе или системе, прячется за какой-то диагноз. При этом человек может не испытывать видимых перемен настроения и не лить круглосуточно слезы. За него это сделает его сердце или его кишечник, образно говоря, конечно.

Другими словами, человек может плакать «во вне». И окружающие понимают эти слезы - они реальные и объяснимые. Но может плакать и «внутрь». Тогда вместо слез - боль, спазмы, вздутия, одышка и пр.

Человеку с соматоформным расстройством вообще проблематично попасть к специалисту. Не зная причины своего недуга, он начинает искать спасения у других врачей, знахарей, колдунов. И хорошо, если кто-то направит его на консультацию к психотерапевту. Но часто это происходит уже тогда, когда человек теряет трудоспособность. Беда в том, что длительное функциональное расстройство, будучи в принципе обратимым, при отсутствии решения проблемы превращается в необратимое, органическое.

Для лечения таких больных в Украине функционируют отделения неврозов (или пограничных состояний) как в больницах общего профиля, так и в психиатрических лечебницах. Но и здесь возможны разные подходы к лечению. Зачастую первой реакцией врача будет назначение адекватной лекарственной терапии (бензодиазепины, транквилизаторы, седатики, антидепрессанты и пр.). То есть лечение начинается с влияния на биологию человека и при этом ему становится лучше.

И врач, и пациент «покупаются» на эту ситуацию. Пациент радуется от души, а врач вздыхает с облегчением, потому как срок пребывания в отделении ограничен временем, за которое нужно успеть подобрать адекватную медикаментозную терапию. Но любой из психиатров, занимающихся малой, пограничной психиатрией (куда относятся неврозы), скажет вам, что этот же пациент обязательно придет к нему снова через какое-то время. Через полгода, год, два. На повторное лечение. Ибо уже выработана установка: невроз-врач-таблетки-облегчение.

- И так всю жизнь?

- Если не потрудиться понять механизм заболевания. Сам термин психосоматическая медицина предусматривает совсем другое понимание природы заболевания. Конверсионный механизм: когда психика не может отреагировать - реагирует тело. Например, человек по восемь часов в день страдает от соседства не очень приятного коллеги по работе, а, возвращаясь домой, начинает чувствовать какую-то дрожь, слабость, потение. Он не знает, почему это происходит, но если это будет повторяться регулярно, он будет искать причины. И обязательно найдет их в магнитных бурях, перепадах давления, вегетососудистой дистонии. Но грамотному психотерапевту несложно будет диагностировать психосоматическое расстройство.

Так вот, понимание механизмов заболевания требует совершенно других видов лечения. Если проблема в психике, то и лечить ее надо психотерапией. Эффективных методик сегодня существует множество (психоанализ, психодрама, гештальттерапия и др.) Порядочный доктор всегда объяснит пациенту, что процесс будет длительным. Я всегда говорю своим пациентам: «Вы пришли на последнем дыхании и убеждаете меня, что заболели месяц назад после скандала с женой. Это было поводом. На самом деле вы шли к этому много лет. А сейчас придется вместе с врачом «отмотать киноленту» этих лет, пока не поймем глубже вашу личность, жизненные мотивации». Таким образом удается спасать людей от суицидов, а семьи от распада.

- Но такое лечение - слишком красивое, чтобы быть массовым и доступным в стационаре.

- К сожалению, вы правы. Психотерапия - процесс длительный, а сроки пребывания в стационаре ограничены. В идеале стационар должен снимать «острое» состояние больного. Но и это можно делать по-разному. Можно сразу назначить антидепрессанты, подобрать дозу и выписать больного. А можно назначить очень краткосрочную медикаментозную терапию (на день-два), только чтобы снять болевой синдром или нарушение сна. А потом - мощную психотерапию.

К быстрым методикам я отношу методику Станислава Грофа («холотропное дыхание»), гипнотерапию, еще некоторые форсированные методики. Но в психотерапии не скорость все решает, а работа с причиной болезни, изменение личности, решение проблем пациента, не относящихся непосредственно к болезни, а, скорее, к его жизни в семье. Вот почему дальше начинается конкретная и длительная работа с личностью пациента в раскопке ее (личности) проблем.

То лечение, которое сегодня вынуждены применять в стационарах, я бы назвал абортивным. Оно заканчивается там, где должно бы начаться. Но, к сожалению, эти реалии прописаны в нормативных документах. Все же наша медицина до сих пор биологически ориентирована. Теоретически больной может обратиться к психотерапевту поликлиники. На практике же их ничтожно мало и большинство из них не имеют достаточного опыта в тех методиках, которые сегодня в мире считаются эффективными, потому что не всем такое обучение доступно. Врачи же стационаров практически не в состоянии тянуть на себе всех пациентов, которые когда-то лежали в отделении. Пациенты вынуждены искать платных психотерапевтов, и не всем это оказывается по карману.

Было бы хорошо, чтобы проблема амбулаторной психотерапевтической помощи как можно скорее нашла решение на государственном уровне. Сегодня даже в прагматичной и скупой Германии количество психосоматических коек - больше 9 тысяч. У нас же - от силы несколько отделений на всю страну. Зато больных аллергией и инфарктами чуть ли не больше всех. Лечат их пожизненно.

Кто он - врач XXI века?

У автора этих строк много лет назад случилось непонятное заболевание. Начала выпадать из рук… шариковая ручка. Как я ни пыталась снова взять ее так, как меня учили в первом классе - между третьим и первым пальцем, поддерживая указательным, ничего не получалось. Ручка или карандаш выскальзывали в буквальном смысле между пальцев. Что это означает для журналиста, объяснять не нужно.

Побежала по врачам. Один невропатолог заподозрил нейроинфекцию и начинающийся паралич всего организма. Другой сказал - это проявления шейного остеохондроза и назначил какие-то витамины. Ортопед диагностировал артрит и предложил сжимать теннисный мячик. Конечно, ничего не помогло. Каждое утро по пути на работу я мысленно благодарила создателей диктофона и компьютера. Иначе я просто не смогла бы продолжать работать.

Один знакомый психотерапевт, к которому я по случаю забежала «на чаек», услышав мою проблему, предположил, что мне просто надоела моя работа, и организм таким образом заставляет меня ее сменить. Я же не считала, что проблему «скрюченности пальцев» нужно решать с психотерапевтом, уж слишком она была материальна. Допила чаек и ушла. Через два года после этих событий мне пришлось оставить работу. А через какое-то время я с удивлением обнаружила, что почерк мой красив, как никогда. И ручка в пальцах держится совершенно естественно. Мое заболевание называлось «писчий спазм» и имело, как видите, весьма психологические причины. И теперь, приходя на интервью к этому доктору (как вот сегодня), я уже не боюсь забыть дома диктофон.

И, кажется, начинаю понимать, почему, по мнению Всемирной организации здравоохранения, врачом ХХI века должен стать именно психотерапевт.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых