aif.ru counter
158

Жизнь в большом городе – испытание не для слабонервных

Все материалы сюжета Организм человека

Согласно статистике, разными видами неврозов в той или иной степени сегодня страдают до 70% горожан. В каждом мегаполисе эту проблему решают...

Слово – главному врачу специализированной клинической больницы № 8 имени З. П. Соловьева, известной как Клиника неврозов, заслуженному врачу РФ, доктору медицинских наук, профессору Николаю Шинаеву.

Эпидемия стрессов

«АиФ»: – Николай Николаевич, не секрет, что наша сегодняшняя жизнь к спокойствию не располагает. Число людей, страдающих неврозами, увеличилось?

Н.Ш.: – Увеличилось. Но это – общая тенденция. Такая же картина наблюдается и в других, в том числе, социально благополучных странах. По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, к 2020 году среди причин временной нетрудоспособности депрессия выйдет на второе место после сердечно-сосудистых заболеваний, оставив позади многие другие. В том, что это действительно так, мы убеждаемся по опыту своей работы.

«АиФ»: – С какими проблемами поступают к вам пациенты?

Н.Ш.: – Круг проблем, которыми мы занимаемся, очень широк: различного рода депрессии, панические расстройства, фобии, навязчивости, личностные расстройства, характер которых утяжеляется наличием сопутствующих сердечнососудистых, неврологических, гастроэнтерологических и других патологических процессов. У одного и того же больного может встречаться до 4–8 заболеваний. В связи с этим каждый пациент, поступающий к нам в клинику, проходит комплексное лабораторно-диагностическое обследование. У нас в штате есть терапевты, неврологи, кардиологи, гастроэнтерологи, окулисты, врачи других специальностей. Нельзя заниматься врачеванием души, забывая о телесных проблемах. Мы проповедуем комплексный подход и это дает хороший эффект.

Сила стереотипов

«АиФ»: – А в плане лечения чем вы располагаете?

Н.Ш.: – Всем необходимым, начиная с широкого спектра современных медикаментов, заканчивая комплексом разноплановых нелекарственных методик: физио-, иглорефлексотерапией, массажем и т. д. Широко используются у нас и водные процедуры: различные виды ванн (хвойно-морские, бромные, йодные) и душа, аквааэробика. А наше отделение двигательной терапии, применяющее самые современные методы лечения, включая йогу, дыхательную гимнастику, лечебную физкультуру со спецкомплексами по различным видам патологии, по праву можно назвать уникальным.

«АиФ»: – И все это бесплатно?!

Н.Ш.: – Абсолютно. Мы на 100% бюджетная организация. Платных услуг и «коммерческих» коек в нашей клинике нет.

«АиФ»: – Представляю, сколько желающих к вам попасть! Ведь у вас просто дом отдыха, а не больница!

Н.Ш.: – С подобными заблуждениями мы сталкиваемся постоянно. Некоторые граждане воспринимают клинику как некий санаторий, в который можно «прилечь отдохнуть». И тогда приходится разъяснять, что мы являемся лечебным учреждением, сфера компетенции которого – так называемые пограничные психические расстройства, хоть и не являющиеся грубой психической патологией, но все же способствующие значительному снижению качества жизни и длительной нетрудоспособности.

С другой стороны, немало и тех, кто обращаться к нам опасается. Срабатывает давний и, к сожалению, еще весьма распространенный стереотип мышления, что госпитализация в Клинику неврозов – это признание душевной неполноценности. Из-за этого пациенты нередко попадают к нам с большим опозданием, когда налицо уже затяжной эпизод заболевания.

Индивидуальный подход

«АиФ»: – А больные с серьезной психической патологией среди ваших пациентов встречаются?

Н.Ш.: –Таким пациентам мы рекомендуем лечение в психиатрической больнице. Однако диагноз п сихического расстройства не всегда бывает очевиден, не всегда удается контролировать его развитие. Пожалуй, самым сложным в нашей работе является своевременное распознание суицида – грозного осложнения тяжелой депрессии. Его профилактика – предмет постоянной профессиональной настороженности всего персонала.

«АиФ»: – Считается, что попасть к вам можно лишь по направлению врача-психиатра. Это так?

Н.Ш.: – Не только и не столько психиатра. Больных к нам направляют и участковые терапевты, и неврологи поликлиник, городских больниц, некоторые пациенты поступают самотеком. Поэтому всех, кто идет к нам на госпитализацию, предварительно консультирует наш специалист. Ежегодно в Клинике проходят стационарное лечение около 8,5 тысячи человек.

«АиФ»: – Должно быть, подавляющее большинство из них – люди пожилые?

Н.Ш.: – Конечно, мы не отказываем пожилым людям, нуждающимся в нашей помощи, – у нас их 25–30%. Однако остальные – это люди трудо-способного возраста, начиная с 18–25 лет.

«АиФ»: – Учитывая, что средний срок госпитализации у вас составляет 45 дней, в это верится с трудом. Ведь позволить себе роскошь оторваться от работы на столь продолжительное время могут позволить себе немногие…

Н.Ш.: – Увы, это так. Но мы стараемся индивидуально подходить к этому вопросу и подобных проблем у наших пациентов, как правило, не возникает. И хоть бытовые условия у нас в Клинике более чем скромные, среди тех, кто проходит у нас курс лечения, встречаются и известные артисты, и депутаты, и руководители, включая губернаторов.

Преемственность в помощи

«АиФ»: – Помочь всем удается?

Н.Ш.: – Здесь многое зависит от желания самого человека. Наша задача – помочь ему активизировать собственные защитные силы, найти пути решения жизненных проблем.

Более того, курс лечения не должен заканчиваться с окончанием госпитализации. После выписки зачастую необходима длительная поддерживающая терапия, которая в идеале также должна проводиться под наблюдением врача. Но, пройдя полноценный курс лечения, больные подчас уходят от нас в никуда. В психоневрологический диспансер они не идут из-за тех же стереотипов, что мешают им вовремя обратиться к психиатру. А в районных поликлиниках не всегда есть психотерапевт, к которому им стоило бы обратиться.

«АиФ»: – Как же быть?

Н.Ш.: – Чтобы разрешить эту ситуацию, по нашей инициативе Департаментом здравоохранения Москвы было издано распоряжение о проведении на нашей базе постоянно действующего семинара «Психосоматические расстройства в общемедицинской практике» для врачей поликлинического звена. На этих занятиях совместно с преподавателями кафедры психиатрии и психосоматики Первого МГМУ им. И. М. Сеченова мы рассказываем как о теоретической, так и о практической стороне диагностики и лечения пограничной психиатрической патологии.

«АиФ»: – Результаты есть?

Н.Ш.: – Судя по пациентам, которые к нам поступают, есть. Врачи поликлиник начинают лучше ориентироваться в невротических проявлениях, своевременно их распознавать. Хотя в перспективе мы планируем расширить виды амбулаторной помощи в нашей клинике.

Сноровка, закалка, тренировка…

«АиФ»: – Вашего лечения хватает надолго?

Н.Ш.: – Как минимум на год. Но многим – и гораздо на больший срок. Снимая у пациентов значительный процент невротической симптоматики, мы учим их адаптироваться к реалиям сегодняшней жизни, держать удары судьбы – например, с помощью ауто­тренинга и других приемов.

«АиФ»: – А вообще, можно ли защититься от стресса, живя в большом городе?

Н.Ш.: – Думаю, нет. Так же, как нельзя защититься от аллергии. Для этого нужно было бы поместить себя под стеклянный колпак.

А если серьезно, чтобы противостоять стрессам, нужно свой организм тренировать. Как? С помощью дозированных нагрузок. Их не нужно бояться, в умеренных количествах они организму даже нужны. Наша психика очень пластична и многое может выдержать. Главное – ее не перегружать, поменять свое отношение к событиям, изменить которые мы не в состоянии.

«АиФ»: – Что еще посоветуете?

Н.Ш.: – Ставьте перед собой реальные цели, старайтесь расставлять приоритеты и не размениваться по мелочам, учитесь доверять своим чувствам. И не теряйте энтузиазма. Но, если вы чувствуете душевный дискомфорт, не тяните, идите к врачу. Не занимайтесь самолечением. Оно в нашей области, как и в любой другой, чревато обострением процесса и резистентностью (невосприимчивостью) к лечению, которое можно доверить только специалисту. Душа – область тонкая.

Смотрите также: