aif.ru counter
30.06.2009 10:34
139

Юрий Патютко: «Хирурги-онкологи - самые неравнодушные люди!»

«АиФ. Здоровье» № 27. Здоровье 01/07/2009

Об этом мы беседуем с руководителем хирургического отделения опухолей печени и поджелудочной железы РОНЦ, доктором медицинских наук, профессором Юрием Ивановичем ПАТЮТКО.

Предупрежден -значит, вооружен

- Юрий Иванович, вы стали руководителем недавно открывшегося Центра по ранней диагностике опухолей печени. Почему возникла необходимость создания такого центра?

- Первичный рак печени в России и в Центральной Европе встречается не так часто

- примерно 5 случаев на 100 тыс. населения. Он даже не входит в «первую десятку» злокачественных опухолей. Тем не менее диагностика этого заболевания - проблема серьезная. Самое важное -выявить болезнь на ранней стадии. Есть такое понятие -«5-летняя выживаемость»: если пациент после удаления опухоли проживет 5 лет, он получает реальный шанс жить еще долго. Так вот: если размер опухоли печени, когда мы ее удаляем, до 5 см, то

5-летняя выживаемость составляет 70-80%.

- А в чем сложность диагностики рака печени?

- Трагедия этого заболевания в том, что на ранних стадиях оно протекает практически бессимптомно, и диагноз чаще всего ставится случайно, во время обследования в связи с другими проблемами. Наш центр рассчитан на то, чтобы любой человек, у которого есть подозрения на проблемы с печенью, мог пройти здесь квалифицированное обследование. Такие центры мы хотим организовать в 7-10 регионах России.

Еще важный момент - составление общероссийского канцер-регистра. Конечно, статистические данные есть и сейчас, но нельзя сказать, что учтены все заболевшие.

- Вы сказали, что в Европе это заболевание не очень распространено. А в других регионах?

- Иная картина в Юго-Восточной Азии: в Китае, Японии, Вьетнаме. Там очень много случаев гепатита. Гепатит с годами может перейти в цирроз, а потом в рак.

- Можно ли говорить, что в последние годы случаев первичного рака печени в России стало больше?

- Пока нет. Но, как считают наши коллеги-вирусологи, во всем мире налицо явный рост количества заболевших вирусными гепатитами В и С. Это связано с миграцией населения, с увеличением контактов, с расширением методов лечения - ведь гепатиты передаются при переливании крови, плазмы, кровезаменителей. Можно заразиться у стоматолога, половым путем. Если растет число больных гепатитом, то рано или поздно вырастет число случаев первичного рака печени. И мы должны быть к этому готовы.

Лучшее лечение - операция

- Значит, если у человека нет гепатита, ему не грозит рак печени?


- К сожалению, это не так. Среди всех больных, которых мы оперировали в последние годы, только 50% страдали гепатитом.

- А что еще провоцирует болезнь? Генетическая предрасположенность, экология, питание?

- Таких данных пока нет, хотя проблему изучают ученые всего мира.

- Люди, злоупотребляющие спиртным, входят в группу риска?

- Сам по себе алкоголь рак печени не вызывает, но если выпивает человек, страдающий гепатитом, - это большой риск. Всем, у кого выявлены маркеры гепатитов В и С, необходимо ежегодно делать УЗИ. Например, в Китае и Японии есть социальные программы обязательной диспансеризации людей, страдающих гепатитами, - и там самое большое число операций на ранних стадиях. Если в нашей стране наладят такую систему, это будет большой шаг вперед.

- Если диагноз поставлен, какое лечение предстоит больному?

- Хирургическое лечение -самое эффективное. Если нет сопутствующего цирроза, можно удалить до 70% печени - этот орган очень хорошо восстанавливается. Также в мире распространена трансплантация печени, которая в России делается нечасто. Это очень перспективный метод, и нашей стране необходимы государственные программы по трансплантации.

-Возможно, глупый вопрос... Нужно пересаживать печень целиком или можно от донора взять часть?

- Чаще всего делается трансплантация всей печени - от покойного донора. Но можно брать и половину. Например, делают родственную трансплантацию - берут половину печени у родителя и пересаживают ее ребенку.

- А если по каким-то причинам операция невозможна?

- Есть и другие методы. Например, термоабляция: в опухоль вставляют тонкий электрод и, говоря по-простому, «сжигают» ее. Проводится и химиотерапия. Сегодня появляются новые достаточно эффективные лекарства. Их используют и самостоятельно - при лечении неоперабельного рака и после операции. Сейчас идет большое международное исследование, которое сравнивает результаты чисто хирургического лечения рака печени и комбинированного - в сочетании с лекарствами.

Важно работать командой!

- Кроме необходимости ранней диагностики, что еще вы считаете самым важным для борьбы с раком печени?


- Подготовку специалистов. К сожалению, сейчас мало желающих работать в этой области. За последние 5 лет у меня не было ни одного аспиранта! Операции на печени технологически очень сложные, длительные. Большое психологическое напряжение. В каждый момент возможны осложнения. Здесь важно работать командой, чтобы хирург, анестезиолог и реаниматолог понимали друг друга с полуслова.

Необходимо обучать и воспитывать специалистов, чтобы по всей России были врачи, занимающиеся этой проблемой. Я и мои ученики публикуем книги, статьи, выступаем на конференциях, по радио и телевидению, ездим по разным городам - читаем лекции, делаем показательные операции. И это приносит плоды: во многих регионах хирурги стали выполнять операции на печени, и у них уже неплохо получается.

- Наверное, вы и сами чему-то новому учитесь?

- Я 20 лет занимаюсь раком печени - и непрерывно учусь. Мы работаем в контакте с врачами всего мира, весь передовой опыт сразу становится известен. Но не надо думать, что за границей оперируют лучше, чем у нас. Еще лет 5 назад из Германии приехал профессор, присутствовал у меня на операции. Высказал свои впечатления: «Вы сделали быстро и бескровно», а ведь это самый большой комплимент для хирурга.

А потом я узнал: он рассчитывал, что мы ему будем посылать на лечение больных. Больше я его не видел...

- Как относитесь к тому, что сейчас многие берутся лечить онкологию средствами народной медицины?

- Бесполезно! Многократно сталкивался с такими «кудесниками», но ни разу ни я, ни мое окружение не наблюдали никакого эффекта. Важно, чтобы люди не думали, что диагноз «рак» - это приговор, и не боялись операции. Многие виды опухолей излечиваются, главное -не терять времени!

Естественный отбор

- Есть такое мнение, что все хирурги - особенно хирурги-онкологи - циники. Такая психологическая защита, ведь они видят столько горя, боли. Вы согласны с этой точкой зрения?


- Категорически нет! Хирургов-онкологов я считаю элитой хирургии. В эту область идут самые душевные, неравнодушные люди, энтузиасты. Наши больные - очень тяжелый контингент, бездушным врачам здесь просто делать нечего. Даже элементов цинизма я ни в одном из своих коллег и учеников не видел.

- Вы им спокойно своих больных доверяете, когда ездите на конференции или в отпуск?

- У меня два замечательных помощника: пришли к нам со студенческой скамьи, а теперь оба доктора наук, про-фессоры.

- Как предпочитаете отдыхать?

- Вам честно сказать или что-то особенное придумать?

- Честно!

- Люблю лежать на диване с книжкой. Сейчас в основном читаю исторические произведения. Книга Валишевского об Иване Грозном - замечательная! Мне нравится, что он мало фантазирует, опирается на документы. Еще люблю на даче косить траву. У меня прекрасный газон, это мое хобби. Был в Англии, посмотрел - у меня красивее, чем там. Англичане говорят, что нужно 300 лет, чтобы вырастить хороший газон, но я это сделал быстрее.

Беседу вела Мила БЛИНОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых