aif.ru counter
491

Выживает один из двух обреченных

«АиФ. Здоровье» № 44. Здоровье 29/10/2008

Невозможно без слез смотреть и телесюжеты о тяжелобольных детях, которым срочно требуется трансплантация костного мозга, а у их родителей нет средств, чтобы оплатить такое лечение в зарубежной клинике, и они просят финансовой помощи у всех, кто не равнодушен к чужой беде.

Если в Украине уже давно делается трансплантация костного мозга, почему надо спасать ребенка за границей? - интересуются наши читатели. На этот и еще много других вопросов, касающихся перспектив развития данного медицинского направления в нашей стране, отвечает детский врач-гематолог высшей категории, заведующий отделением трансплантации костного мозга Центра детской онкогематологии и трансплантации костного мозга Национальной детской специализированной больницы «ОХМАТДЕТ» - Олег Рижак.

- Необходимость в трансплантации костного мозга может возникнуть при лечении гематологических, онкогема-тологических, онкологических заболеваний, - рассказывает Олег Анатольевич. - Однако, как сейчас принято говорить, в трансплантации стволовых ге-мопоэтических клеток нуждаются лишь 30 процентов страдающих такими заболеваниями. Остальным, чтобы выздороветь, достаточно оперативного вмешательства, химио- или лучевой терапии. Делают трансплантацию костного мозга и при врожденных иммунодефици-тах, тяжелых аутоиммунных заболеваниях, серьезных нарушениях обмена веществ, когда консервативная терапия не дает желаемых результатов. Проводятся даже эксперименты по лечению таким способом ВИЧ-инфицированных людей.

Зачем нужна пересадка собственного костного мозга

В зависимости от характера заболевания трансплантация костного мозга может быть аутологичной, если используются собственные кроветворные клетки пациента, или аллогенной, то есть - от донора.

Как правило, пересадка собственного костного мозга проводится после мега-дозовой химиотерапии, когда необходимо уничтожить все до единой раковые клетки, чтобы профилактировать развитие опухоли. Но в результате такой убийственной атаки костный мозг уже не в состоянии самостоятельно восстановить кроветворение, поэтому еще до химиотерапии у больного забираются собственные стволовые клетки, которые при очень низкой температуре могут очень долго храниться. Затем они извлекаются из криохранилища, размораживаются и вводятся пациенту. Так постепенно восстанавливается кроветворение, а со временем развивается практически новая, не скомпрометированная онкологическим заболеванием иммунная система, которая через пару лет начинает уничтожать остаточные опухолевые клетки. И это - второй терапевтический эффект аутотрансплантации.

Когда без донора не обойтись

Но при некоторых заболеваниях, к примеру, лимфобластной лейкемии, нет времени ждать два года, пока в результате аутотрансплантации произойдет полная реконструкция иммунной системы пациента. Может случиться рецидив, и все усилия врачей окажутся бессмысленными. В таких случаях прибегают к аллогенной трансплантации. А чтобы донорские клетки могли прижиться, чтобы они не были отторгнуты и хорошо выполняли свои лечебные функции, больной предварительно проходит курс химиотерапии, которая уничтожает его собственную иммунную систему. То есть трансплантация чужого костного мозга -это в чистом виде иммунотерапия.

Некоторые родители моих маленьких пациентов просят: «Давайте вместо химиотерапии сделаем ребенку трансплантацию костного мозга», - не понимая того, что одно не исключает другого. Трансплантация не заменяет собой химиотерапевтическую часть лечения.

Стволовые клетки вводятся шприцем

Трансплантация костного мозга - не операция в традиционном понимании слова, это - терапевтическая манипуляция. Но по сложности, риску для пациента и стоимости ее можно сопоставить со сложнейшим оперативным вмешательством. Причем сам кульминационный момент трансплантации, растянутой во времени на несколько месяцев, наименее интересен. Стволовые клетки просто вводятся шприцем в центральный венозный катетер, что занимает менее часа. Но этому предшествуют длительное и кропотливое обследование больного, процесс мобилизации, коллекции стволовых клеток, оценка их качества, хранение, химио- или имму-ноаблативная терапия. Не менее важен и сложен и ранний посттрансплантационный период, продолжающийся до 100 дней. К примеру, после аллогенной трансплантации, когда используются донорские клетки, возможна хроническая реакция - трансплантат против хозяина, то есть «чужаки» никак не хотят адаптироваться к новому организму и «кусают» его, как собаки. Однако при использовании самых современных технологий отторжение донорских клеток происходит крайне редко. После трансплантации больные три месяца лежат в больнице, так как они нуждаются в особом уходе и внимании врачей. К сожалению, в среднем, только один из двух наших пациентов выздоравливает. По международным стандартам, это - хороший показатель, если учесть, что на трансплантацию идут те, кто практически не имеет иных шансов выжить. А при лим-фомах и острых миелоидных лейкемиях положительные результаты достигаются в 70 процентах случаев.

Почему приходится лечиться за границей

Семьдесят процентов аллогенных трансплантаций в мире производятся от семейных, полностью совместимых доноров. Чаще всего это родные братья и сестры, в очень редких случаях - отец или мать, полностью совместимые со своим ребенком по антигенной структуре. Остальные 30% больных, которым необходима аллогенная трансплантация, получают клетки от так называемых альтернативных доноров. Не родственных, но полностью совместимых, которых находят в Международном реестре доноров стволовых клеток. Во вторую очередь рассматривается возможность пересадки костного мозга от семейного, но лишь частично совместимого донора. Это могут быть двоюродный брат или сестра, кто-то из родителей. И в самых крайних случаях речь идет о пересадке стволовых клеток пуповинной крови посторонних людей. Существует Международный банк таких клеток - Ев-рокорда, где и подбирается подходящий материал. Проблема заключается в том, что клетки пуповинной крови по сути своей - эмбриональные и во взрослом организме приживаются с трудом. С этим связан высокий уровень смертности после таких трансплантаций, потому кордовая кровь и используется только при отсутствии других вариантов.

Трансплантации костного мозга проводятся в Украине уже почти 10 лет, однако некоторых больных все-таки приходится отправлять на такое лечение за рубеж, потому что мы не можем производить трансплантации от неродственных совместимых доноров, хотя профессиональный уровень наших специалистов позволяет это делать. Все мы прошли стажировку в лучших европейских клиниках. Я набирался опыта во Франции, Италии и Испании, мои коллеги повышали свою квалификацию в Германии и Австрии. Проблема в том, что мы не имеем права пользоваться услугами Международного регистра таких доноров. Этот «общий котел» формируется из национальных регистров стволовых кроветворных клеток. В других странах, в том числе в России, Беларуси, такие структуры есть, в Украине - нет. Потому что у нас нет лаборатории, необходимой для подбора доноров по типу тканевой совместимости. Подбирая совместимых родственных доноров, мы вынуждены отправлять кровь на исследование в Санкт-Петербуг: это сравнительно недорого и недалеко. А когда для спасения украинского ребенка необходима пересадка костного мозга от неродственного совместимого донора, государство вынуждено платить большие деньги иностранным клиникам.

Цена вопроса у нас и за рубежом

Себестоимость аутогенной трансплантации в нашем Центре - около 20 тысяч долларов, аллогенной - до 40 тысяч долларов. Практически 80 процентов этих затрат покрывается за счет бюджетного финансирования по программе «Детская онкология». Остальное оплачивают родители ребенка или благотворительные фонды и спонсоры.

В Западной Европе цена трансплантации собственных кроветворных стволовых клеток - примерно 70 тысяч долларов, донорских - от 100 до 300 тысяч долларов.

Понятно, что не всех нуждающихся можно отправить на трансплантацию за границу за счет государства. Но, чтобы в этом не было необходимости, мало иметь лабораторию для подбора доноров и национальный регистр - надо создать соответствующую инфраструктуру, открыть в стране сеть таких центров, как наш, подготовить квалифицированных специалистов. Там, где речь идет о высоких технологиях, нельзя решить все проблемы точечными усилиями энтузиастов в отдельных отраслях медицины. Нужен системный подход, нужны многопрофильные лечебные учреждения, где каждое подразделение работает на уровне мировых стандартов.

Донорство костного мозга не опаснее для здоровья, чем обычная сдача крови, только технология процесса несколько иная. Кто-то продает свои кроветворные стволовые клетки, желая заработать, кто-то делится ими из гуманных побуждений: в цивилизованных странах быть донором почетно и даже престижно. Ну а когда донорами становятся родственники, речь о деньгах, как правило, не идет.

Всем, кому необходима трансплантация, она нужна срочно. Мы принимаем детей в порядке живой очереди. Право жить и быть здоровым есть у каждого ребенка - независимо от социального статуса и финансовых возможностей его родителей.

Подготовила Наталья КАРПОВА

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых