aif.ru counter
27.05.2008 16:46
84

Они приезжают первыми

«АиФ. Здоровье» № 22. Здоровье 28/05/2008

И каждая минута как вечность. Совсем другое дело, когда кабина лифта внезапно «обрывается» и начинает падать вниз. Тогда все реакции в организме происходят значительно быстрее. Этот эпизод из детских кошмарных снов, к сожалению, многим в последнее время приходится пережить наяву. Один за другим в новостях мелькают сюжеты о подобных происшествиях в разных городах страны. С разными последствиями для пассажиров...

Поэтому, когда в новостях показали сюжет о том, что в соседнем с нами доме оборвался лифт с десятью пассажирами, я первым делом позвонила на ближайшую станцию «Скорой помощи».

Выезжали? Как там было?

Заведующий девятой подстанцией, кардиолог специализированной бригады Андрей Михайлович 1ЛТАЕР, не скрою, мой любимый доктор, в том числе и потому, что фактически каждый день спасает жизни самых «сложных» пациентов. Оказалось, что и в тот день на место происшествия первой прибыла именно его бригада. Доехали за десять минут, очень помогло то, что уже метрах в ста от дома люди ждали «скорую», не пришлось плутать во дворах.

Живы? Дальше будет легче! Только выполнять мои указания!

Бодро успокаивал всех доктор, входя в холл злополучного подъезда. Хотя, по правде, сам не знал, как оно дальше будет, потому что не знал масштабов повреждений. А в холле и в лифте все стонали и просили о помощи. Первым делом нужно было рассортировать пострадавших по степени тяжести.

Двери лифта были открыты. Кабина находилась ниже уровня пола сантиметров на тридцать.

- Когда я вошел, один мужчина лежал на ступеньках, - рассказывает Андрей Михайлович.

-          Я потрогал лоб - сухой, значит, гемодинамика хорошая. Этот сможет подождать, нужно бежать дальше. В коридоре перед лифтом лежали двое, одна женщина была на скамейке, другая

-             практически у входа в лифт, кто-то, видимо, помогал ей выбраться. У нее оказались переломаны обе голени. И еще один паренек оставался в лифте. У него была сломана нога, он прижимал ее к себе.

Состояние по медицинским критериям было у всех практически одинаковое - средней тяжести. Но, конечно, кто-то чувствовал себя хуже, а кто-то держался... Мы приняли решение начать с парня, который оставался в лифте, потому что неизвестно, что с этой кабиной еще могло случиться. К этому времени подоспели пожарные и, спасибо, помогли нам его вытащить. Сразу стало понятно, что силами одной бригады не справимся, поэтому наш водитель Владимир Бурбан остался в машине «работать связистом». Он вызывал помощь, постоянно поддерживал связь по радиостанции с нашим диспетчером, объяснял, куда ехать. В результате через пару минут подоспели еще две бригады с нашей подстанции. Стало полегче. Передали им одного травмированного с переломом пяточной кости и женщину, лежавшую на пороге лифта.

Через пятнадцать минут подъехала бригада с соседней подстанции и забрала пострадавшую с переломом конечностей. Пять минут спустя подоспела еще одна наша бригада -увезла женщину с травмой позвоночника. Пятая прибывшая бригада тоже взяла пострадавшую с переломом конечностей. Мы уезжали последними и везли двоих, потому что больше машин не предвиделось -единственная свободная на тот момент застряла в пробках города...

Счастьем считаем и то, что на всю «операцию» - с момента нашего прибытия до момента передачи пострадавших врачам Больницы скорой помощи - ушло не более 70-75 минут, учитывая нелегкую дорогу до больницы. Там уже ждали все дежурные врачи и руководство - главный врач и начальник горздра-вотдела.

Ложка дегтя в бочке... дегтя

Слава Богу, такие ситуации происходят нечасто, но все равно это шок и для пострадавших, и для тех, кто был рядом. Доктор Андрей Штаер лично осмотрел десять пострадавших, а два фельдшера - Лидия Гарбар и Михаил Грушицкий - сделали вдвоем шесть внутривенных инъекций, не считая остальных манипуляций. То есть другим бригадам людей передавали, уже фактически оказав им первую помощь. Они сделали все возможное и считали, что отработали ситуацию честно. Да ошибались. Вместо спасибо заслужили порицание.

-           А было так, - рассказывает Андрей Михайлович. - У парня с переломом голени, которого мы везли в больницу, постоянно контролируя его состояние, стало падать давление, и чтобы перестраховаться на предмет внутреннего кровотечения, его решили сразу отправить в реанимацию. Когда мы передавали его дежурной медсестре, он вспомнил, что в машине у него остались сумка, фотоаппарат и видеокамера. «Сейчас принесу», - сказала фельдшер Лидия Григорьевна и побежала к машине.

-           Я бежала с этими сумками и техникой, никого перед собой не видя, - рассказывает Лидия Григорьевна. - Камеры дорогие, не дай Бог что-то отломается или разобьется. Конечно, услышала откуда-то сзади вопрос «Куда вы идете?», но не думала, что это ко мне. Поняла, когда в спину спросили «Куда вы с камерой идете?». «Сдавать по описи», - говорю. Тогда уже поняли, что я не журналистка, и попросили представиться. Передо мной стояли главврач больницы и начальник горздравот-дела. Меня обвинили, что я не туда несу вещи, что не узнала начальство и что была одета не по форме. Просто наша новая форма хоть и красивая, красная, издалека заметная, но очень жаркая. Я в этом красном пиджаке все время работала, а когда везли людей в больницу, тем более нас было больше, чем положено, в машине стало невыносимо душно, и я этот злополучный пиджак сняла. Вся остальная униформа была на мне. Честно говоря, так набегались, что не до пиджака было. Я вот и теперь с вызова, вся мокрая, «в мыле», но уже сижу - пиджак не снимаю, а то еще уволят...

А что администрацию не узнала - так не в обиду им будет сказано, я их, наверное, и сейчас не узнаю. Что уж говорить о той неординарной ситуации?»

И подумалось: люди делали свою работу, делали профессионально и на пределе скорости, а главным оказалось - в каком они пиджаке начальство встретили...

Вместо благодарности - замечания руководству службы об «имеющих место отдельных недостатках».

- А я всех своих собрал и поблагодарил, - сказал Андрей Штаер. - Сказал, что молодцы.

Вызов ждет бригаду. А нужно - наоборот

- Сейчас анализирую ситуацию и радуюсь: как все-таки хорошо, что при поступлении такого вызова у диспетчера «под рукой» оказалась свободная бригада, да еще врачебная, - говорит Андрей Михайлович. - Врачей ведь на «скорой» не хватает, и более половины вызовов у нас обслуживают бригады, в составе которых фельдшер и санитар, два фельдшера. Потому и процент госпитализации так высок, что редко какой фельдшер рискнет взять на себя ответственность за диагноз и, оказав помощь, оставить такого больного дома. В тяжелых же ситуациях, как ДТП или падение лифта, присутствие врача просто необходимо. Нужно быстро сориентироваться и поставить диагноз, определиться с помощью, понаблюдать, как эта помощь действует...

Уже сколько лет мы бьемся за то, чтобы наша служба стала по-настоящему «службой быстрого реагирования». Это означает, что бригад должно быть достаточно, чтобы они могли позволить себе ожидать вызова. И быть во всеоружии. Сейчас же в 99 случаях из 100 «вызов ожидает бригаду».

А где бригада? Пьяных собирает, хронически больным в домашних условиях уколы делает, давление, температуру измеряет. Вызов к тому злополучному лифту как раз застал нас в пути - мы возвращались из отделения «спецтравмы» в Больнице скорой помощи, куда отвезли пьяного парня, найденного у Дарницкого вокзала. В то дежурство мы в это отделение три раза ездили. С найденными на улице пациентами «с подозрением на алкогольное опьянение»... Все это бюджетные деньги, бензин, а главное - время, которое могло бы кому-то спасти жизнь...

Мы начинаем привыкать к трагедиям - это ужасно. Вот недавно начальник ГАИ выступал со страшной статистикой ДТП и заметил, что троих из каждых десяти погибших можно было бы спасти, окажи им вовремя первую помощь. Но для этого помощь (весьма, кстати, несложную) должны уметь оказывать на месте милиция, пожарные и другие «чрезвычайники». А так, ждут нас, пока наши женщины-фельдшеры (если есть свободная бригада) через «пробки» доберутся. А ведь если бы умели «силовики» вовремя пережать поврежденную артерию, сделать искусственное дыхание, правильно иммобили-зировать и транспортировать пострадавших, у кого-то из детей остался бы жив папа, у кого-то мама. И многие пожилые родители не остались бы на старости лет в одиночестве...

А что касается нашей службы, то при все увеличивающемся числе чрезвычайных ситуаций и учитывая обилие транспорта, боюсь, скоро мы уже не сможем укладываться в «золотое время доезда» -15 минут. Выход один - избавить «скорую» от непрофильных вызовов. Тогда у нас будут время и силы помочь тем, кому труднее всего. А в этом и состоит наша главная задача.

Оксана ДУДАР

Аргументы и факты в Украине

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых