302

Pianoбой Дмитрий Шуров поучаствовал в талант – шоу «Круче всех»

Известный музыкант пришел в студию программы, чтобы познакомиться со своим поклонником – юным пианистом-джазменом из Киева. В выпуске, который зрители телеканала «Интер» смогут увидеть уже в это воскресенье, 10 сентября, Дмитрий Шуров расскажет о том, какие казусы случались с ним на концертах, поделится гастрольным опытом и сыграет с юным гением импровизацию в четыре руки. Мы встретились с Дмитрием на съемках программы и поговорили о том, кто в его детстве мог претендовать на звание «круче всех», как часто в детстве он менял хобби, за что очень благодарен маме, какие «обратки» получает от сына и что больше всего любит в общении с ним.

В 4 года вы уже сидели за фортепиано. Вас родители к этому подтолкнули или вы сами потянулись к музыке?

Пианино стояло в доме всегда, потому что моя мама окончила музыкальную школу. Она неплохо играет на фортепиано. Так что я этот огромный загадочный объект видел практически с самого рождения. Я этого не помню, но есть фотография, где я в год пытаюсь дотянуться до клавиш, стоя под пианино. Вот это и был, наверное, первый какой-то опыт. Мне было интересно, что это за штука гигантская, которая занимает половину однокомнатной квартиры. Поэтому я все время ею интересовался и ходил вокруг. А вот если же говорить о первых эмоциях по поводу инструмента, они посетили меня в четырехлетнем возрасте. Тогда одна из подруг моей мамы (к слову, преподавательница игры на фортепиано) показала мне какие-то простые детские песенки. И вот этот момент я уже помню!

Каким вы были ребенком? Маме приходилось бывать у директора в кабинете?

Я был спокоен, нередко разговаривал сам с собой. К слову, прекрасно себя чувствовал без общества людей: никогда не нависал, не капризничал и проблем со мной не было. Но пару раз в школу таки родителей вызывали. Помню два таких случая. Впервые – после того, как я с девочкой, соседкой по парте, наелся зеленых апельсинов. Нам стало плохо. Второй раз – во время похода в музей всем класом. Тогда эта самая девочка и я решили саботировать поход. После возвращения родителей домой от директора, лица у них были весьма… необычные. Но даже тогда они меня особо не ругали.

 

А как насчет игр? Какая из них была самой крутой на то время?

«Ну, погоди!». Ничего круче нее тогда не было. Парень, который владел «Ну, погоди!» – владел миром. Еще был велосипед. Больше всего я любил на нем уезжать за город. Когда я ехал, в голове пролетали какие-то симфонии, слова. Я ехал на велике, но на самом деле — летел в музыке. Это запомнилось больше всего.

Можете вспомнить какое-то родительское наставление, с которым в детстве не соглашались, а теперь ловите себя на том, что повторяете его сыну?

Такого однозначного совета я не помню. Мне кажется, родители могут научить чему-то своего ребенка только личным примером. С возрастом понимаю, что какие-то свои лучшие стороны я позаимствовал именно у родителей. Некоторые их действия на меня сильно повлияли. К примеру, благодаря маме в моей жизни случилось много вещей, которых не произошло с другими детьми. Я уехал в Европу на гастроли уже в 11 лет. Потом мама захотела, чтобы я участвовал в программе обмена учениками с Америкой: был огромный, сложный конкурс, но я его прошел и уехал на год. Напомню, я из Винницы. То есть даже там в то время были возможности — главное, чтобы родители эого хотели. Это дало мне в жизни ощущение, что где бы ты ни был — все возможно. Я очень благодарен своим родителям.

На свой первый музыкальный инструмент заработали сами?

Первый синтезатор мне купили родственники. Обошелся он им 300 долларов — тогда это была неслыханная сумма! Поэтому я тут же принялся «отбивать» вложенные в меня средства и писать всем винницким певцам фонограммы. С этого момента мои хождения по подвалам закончились.

На что же вы потратили свои первый гонорар?

Купил дискеты, которые необходимы, чтобы фиксировать фонограммы. Никто уже не знает, наверное, что это такое. Конечно же, также на эти деньги я еще покупал жвачки и сигареты (улыбается). Но все оставшиеся — спускал на студию звукозаписи.

 

Чем отличаются дети вашего поколения от современных?

Всем! Во-первых, не было виртуального мира, в котором они сейчас живут. Мы развлекались иначе: я помню, классное было занятие – ловить в луже головастиков. Мы с моим другом Сережкой очень этим увлекались. Так, у нас во дворе круглый год была огромная лужа:  зимой на льду здесь было классно кататься (и мы частенько разбивали себе носы), а весь остальной год в ней жили головастики или микрорыбки. И вот мы рыбачили в этой луже, стоя по колени в воде. Еще одна особенность состоит в длительности увлечений. В моем детстве хобби длилось в среднем три года, а хобби моего сына уже меняются раз в месяц.

Какие из увлечений «освоил» ваш сын?

Не так давно он загорелся граффити. Мы покупали с ним все виды баллончиков и даже съездили в Лондон, чтобы посмотреть самые крутые граффити. За месяц он узнал об этом все и перешел к новому увлечению — комиксы, влоги… В моем детстве это было невозможно, потому что не было такого доступа к информации. Для меня событием становился даже обычный приезд гостей папы — поэт или проезжающий через Винницу бард, с которым они всю ночь горланили песни.

По поводу вашего отцовства... Что на ваш взгляд очень важно дать ребенку?

Хочу, чтобы мой сын многому научился и многое перепробовал. Он должен попробовать достаточно к 16-17 годам, чтобы знать, что ему интересно, и не совершить ошибку, выбирая, какое образование получить. Не хочу, чтобы он получал ненужный диплом. Хочу, чтобы он работал в той сфере, где сможет быть максимально полезен, где ему будет интересно. Мне кажется, сейчас это возможно, потому что границы стали очень условными. Он может ездить по миру, везде находить единомышленников и развиваться в любом направлении.

 

Конечно же, развиваться современным детям проще…

Да, в Виннице тогда нужно было постараться, чтобы пристроить ребенка в хорошее место. А сейчас мы с сыном столкнулись с тем, что всего в изобилии, но к любой школе искусств нужно ехать тремя видами транспорта или час на машине. То есть, каждый день нужно заниматься сложным планированием.

Глядя на своего сына, чему учитесь? Как он вас меняет?

Он, в хорошем смысле, клон меня и моей жены: в нем много наших качеств. И, хотя он –самостоятельная боевая единица, мы на его примере многое узнаем о себе. По сути, учимся у него каждый день. Вот недавно уговаривали его сходить в пиццерию с одной девочкой, а то он жаловался, что у него нет друзей. Но он сказал, что лучше посидит в студии и поиграет на барабанах. Я вспоминаю себя в 13 лет: меня одноклассницы приглашали поиграть, а я был весь в работе. То есть, родители передают своим детям и хорошие качества, и плохие (но они-то думают, что только хорошие). Вот так от своего сына я получаю эти самые «обратки» и начинаю себя вести иначе.

Что вам больше всего нравится в ваших отношениях с ребенком?

Самое крутое — делать что-то вместе. Неважно что – играть в баскетбол, на музыкальных инструментах или просто куда-то ехать — если я делаю это с человеком, который настолько близок мне по духу. Признаюсь, это такая редкость и большое удовольствие! Мой сын — самый близкий человек на земле. И я надеюсь, что так оно будет и дальше. 

Ну а какой была встреча известного музыканта с одиннадцатилетним «коллегой по цеху» - джазовым пианистом Акимом - смотрите в воскресенье, 10 сентября, в 18:30 на «Интере» в премьерном выпуске программы «Круче всех».

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых