aif.ru counter
08.11.2016 18:07
269

Мы не проиграли благодаря людям, а не благодаря власти – Тапольский

Анатолий Тапольский
Анатолий Тапольский © / АиФ в Украине

– Как так получилось, что вы стали блогером?

Так получилось, я не делал это специально. Я пошел в армию год назад. И описывал то, что со мной происходит там. Я не делал это специально, у меня не было идеи делать это каждый день, как некоторые блогеры злоупотребляют. Я просто описывал, то, что со мной там происходит. Мне самому это было интересно, наверное, как и людям, потому что я пытался писать, как есть, ничего не приукрашивая или наоборот. Я просто описал, даже без выводов, как правило. Происходило там достаточно всего много интересного, странного, неоднозначного.

– Сейчас вы вернулись с отдыха. Всем интересно было смотреть ваши фотоотчеты. Расскажите о поездке.

Опять-таки, я не делал это специально. Нет такого, что я куда-то поехал и запостил, иногда когда-то я это делал, даже думал «зачем я высталяю фотки». Я получил дембельские и заранее запланировал поездку с Улькой (своей дочерью ред.). У меня есть дочь, которую я видел достаточно редко, только когда приезжал в отпуск на пару дней, и мы с ней съездили в Польшу. Для некоторых Польша – это такая странная страна, а мне она очень нравится. Я собственно мало где был, но мне она очень понравилась. Мы ездили в Варшаву, в Гданьск, во Вроцлав и в Краков, где были по пару дней, и это было очень круто. Я встретил очень много знакомых, которые помогали, показывали города. Было очень душевно. Но отпуск закончился, деньги закончились и теперь мне снова надо становится drum and bass ди-джеем.

– Дочь была впервые в Польше?

Да, но она очень много бывала заграницей. Куда больше, чем я. Потому что у нее есть мама, которая более известный ди-джей в мире, чем я, мягко скажем. Я очень переживал, но ей действительно очень понравилось. Она вообще «не парится» какая заграница хуже или лучше – это не важно.

– Вы будете дальше вести Time2bass на Kiss FM?

Я не знаю. Я год назад, когда уходил в армию и его начал вести Sasha Lime Kid с которым мы работаем, и у которого это хорошо получается. Уходя я думал, что буду вести эту программу, и с Антоном Цесликом договаривался об этом, но сейчас думаю, и Антон об этом не знает, что не буду вести эту передачу. Потому что я веду ее десять лет и, несмотря на то, что она пользуется популярностью,  я считаю, что надо что-то менять. Это какой-то странный «день сурка», который продолжается каждую среду. Я приезжаю в студию, вижу стол, диджейский пульт, веб-камеру… Я вот недавно приехал, посмотрел на это, и мне стало плохо. Я подумал, что не буду это больше делать. Сейчас есть Facebook и это намного проще. Ты включил прямой эфир в любое время, нет никакой цензуры. А сейчас там квотирование, украинская музыка. Надо петь на украинском, с вокалом, а вокал у меня не очень хороший, поэтому думаю, что это все будет без меня.

Фото: АиФ в Украине

– Закон о квотировании песен вступил в силу с сегодняшнего дня как раз…

Закон, как обычно в Украине, идиотский. Нельзя навязывать людям что-то специально. Это неправильно. Как можно что-то навязывать? Вот теперь ты, украинец, слушаешь украинскую музыку. Именно 30%. А если я хочу послушать 40%? Или 24%?Люди должны сами хотеть это делать. Возможно в поп-музыке это правильный вариант, потому что у нас в армии было только «Русское радио» и это раздражало, но электронная музыка – это действительно совершенно другая тема, а люди в своем большинстве вообще не понимают о чем речь. Вот когда был скандал с моей бывшей женой (Анастасией Тапольской ред)… Действительно электронная музыка без слов… То есть, если ты слушаешь музыку без слов ты не патриот? Сейчас это все превратилось в какой-то фарс. Ну, вот можно быть редкостным мудаком и с украинским флагом. Это априори у тебя такая индульгенция. Это все перекосы, становление общества. Я отношусь к этому с юмором. Я не воспринимаю это серьезно, это все пройдет. Просто депутаты, которые это принимают вообще далекие от реалий. Мне кажется так со стороны. И закон можно было совсем по-другому написать, и проблем бы не было. У нас в стране это все делается «для галочки», все нюансы в мелочах, а им они и не нужны. 

– Есть же много танцевальных радиостанций, на которых музыка без слов или же джазовых…

Вот то же самое. Мало того, какой-то депутат писал «Ну и что, что джазовые? Вы что не найдете под джаз три украинских песни?» Ну, это бред. Это какой-то Советский Союз! Что значит «найдите»? Это неправильный перекос и пропаганда. Мы сначала все «стебали» русскую пропаганду, а теперь украинская. Вообще пропаганда – это неправильно, это что-то от Геббельса.  Изначально надо культуру поднимать, надо заниматься детьми…Есть миллион нюансов, совершенно других от которых все зависит. Но это не 30% украинского языка. Все сразу не начнут случать украинские песни.

– Они же еще дальше пошли. Будет 30% первый год, 40% – второй и так дальше. Будет увеличение квотирования украинской музыки.

Я считаю, что это правильно отчасти, но на определенных радиостанциях. Ко всему надо подходить индивидуально, более тонко и не топорно.

– Есть ли в планах восстановление лейбла Shopopalo Records?

Нет. Есть такая фраза: «Как лодку назовешь, так она и поплывет». Это и было «шо попало». При этом треки были хорошие, и сайт был хороший, и все было хорошо, но что-то пошло не так. Просто надо чтоб самому было интересно. Если ты реально горишь, тем, чем занимаешься – это получается. Мы сдали определенное количество треков, которые были прикольные, но сейчас это неинтересно. Мы сейчас сами будем издаваться на нормальных, фирменных лейблах и нас больше интересует продвижение себя, нежели продвижение других. Мы пытались подтягивать украинских чуваков, с украинской музыкой, да и вообще любых, но они не хотят. Либо они делают это так себе, а тянуть кого-то не очень хочется. Поэтому мы сосредоточились на себе.

– У вас же были украинские музыканты?

Если послушать пару людей, которые не в теме, может показаться, что какой-то чувак, ди-джей рассказывает всякую фигню, что он против украинского языка. При том, что я всегда занимался украинскими песнями, даже до того, как это было модным. Это сейчас, когда пошла «волна», я этим занимаюсь меньше. Мы всегда писали треки на украинском. У меня, у Sasha Lime Kid, у Вовки (Володимир Бейчак, DJ VovKING ред.) – их хватит на 120% эфира украинской музыки. Если у нас хороший трек, хорошая украинская музыка, то мы ее всегда ставили. Наоборот, это важно делать без каких-то указаний сверху. У нас много треков с украинскими музыкантами. Вот сейчас у нас, например, Виктор Павлик. Это очень странно… Даже кто-то в Интернете написал «Dj Tapolskiy и Виктор Павлик – встретились два мира». Так и есть, и это очень круто. Вот у меня была первого октября вечеринка небольшая, и он там был, «рубился» под дабстеп, а сейчас мы снимаем видео, и это очень круто. Виктор Павлик – украинская музыка в действии. Его многие «стебут», как вот эту старую плеяду, где Иво Бобул, Павел Зибров – это нормально, но они крутые. Это тоже мы, это тоже Украина. И все они в электронной музыке – это очень круто.

– Может совместные работы будут с Павлом Зибровым или Иво Бобулом?

Павел Зибров – нет, потому что его уже слишком «заюзали» другие чуваки. А Иво Бобулу мы звонили и даже написали трек с вокалом, на что он сказал «И вы думаете, что я буду это петь? За кого вы меня принимаете?». Это очень неправильно, но он воспитан в совершенно других традициях. Там надо голос подать, мощь, чтоб бабушки уши в зале закрывали, а у нас немного по-другому. Но, мне кажется, что он неправильно поступил, потому что это было бы совершенно по-другому. У него была бы десятая волна популярности, и он был бы звездой танцпола. 

Фото: АиФ в Украине

– А какна счет Нины Митрофановны Матвиенко?

Я не знаком с ней лично, но с Тоней Матвиенко мы работали, и Тоня рассказывала, что Нина Митрофановна слушала песни и их оценивала. Это очень круто. Думаю, что ей это не понравилось и это логично, но то, что она их послушала – это уже нормально. 

– Общаетесь ли вы с Андреем Purple Unit ? Где он сейчас и почему вы не делаете совместные работы?

Это музыкант, для тех, кто не в курсе, в свое время известный в Украине. Просто сейчас эта тема с украинскими музыкантами раскрывается, моей бывшей женой… Она подняла тему, что есть такие странные персонажи, как украинские ди-джеи, которые зарабатывают деньги, которых слушают тысячи людей, а отношение к ним, если не как к официантам, но такое…ди-джей себе и ди-джей.  Но это все есть. Кто-то сейчас слушает Purple Unit, кто-то может сморщиться и не поймет о ком речь, а это все есть у нас.  Purple Unit – известный музыкант, который когда-то писал треки на русском языке, на украинском, на английском. Сейчас он уехал и живет в Канаде. Все это существует, вся эта сцена, и мы этим занимаемся. Просто вы не знаете, что есть ди-джеи, зарабатывающие деньги, и которые пишут треки на украинском языке, и делают очень много для Украины. Но, если вы о них не знаете – это не значит, что их нет, просто это вы не в теме. Мир вообще давно изменился. Уже огромное поколение людей выросло на современной музыке, а не на том, что вы там по М1 слушаете.

– У вас был коллега Витя Прототип, чем он сейчас занимается и почему бросил drum and bass?

Да, это мой хороший товарищ, но он живет в Америке. Тоже уехал…не выдержал. Я года три-четыре с ним не общаюсь и не знаю, чем он занимается, но раньше занимался drum and bass.

– Планируете ли вы развивать украинскую bass-сцену или же будете заниматься собственной музыкальной карьерой?

Я этим занимаюсь всю жизнь. Я делаю вечеринки, пишу треки с Вовой, делал радио-шоу, фестивали. Я собственно этим всегда занимался и буду заниматься. До армии я немножко стал в тупик, потому что не знал, что мне делать дальше отчасти задавался вопросом «правильно ли я делаю?», «то ли я делаю?». Это вопрос возраста, и это нормально, когда человек задает себе какие-то определенные вопросы, но на расстоянии видится по-другому, и когда я находился в армии, я понял, что делаю все правильно, а вопросы «чем мне заниматься» просто отпали. Я это люблю, мне это очень нравится и все. Я не занимаюсь этим ради карьеры, просто я этим живу. Моя жизнь связанна с музыкой с ди-джеингом. Мне это нравится и людям это нравится, что немаловажно. 

– Какие ближайшие фестивали, концерты?

У меня сейчас будет тур, мне банально надо зарабатывать деньги. Это моя профессия и я прекрасно понимаю, что это отчасти и не правильно, потому что, находясь здесь первую неделю, я скажу, что мне здесь очень не нравится. Я вчера ходил в бар договаривался о том, чтоб поиграть на вечеринке, я шел по улице Шота Руставели, там баров десять я обошел, и они все работают, везде есть люди. После АТО это не очень воспринималось психологически, но с другой стороны, люди живут и жизнь продолжается и я тоже буду этим заниматься, потому что это моя профессия. Не очень уютная отчасти, но такой странный мир сейчас. У меня будет тур по огромному количеству городов, который начинается 17 ноября и будет длиться три месяца. Городов 40-50 будет. В Киеве также пройдет вечеринка 25 ноября. Это будет бесплатная вечеринка, я на ней буду играть легкий drum and bass, что я делаю достаточно редко. Это будет в столичном Алхимик-баре, который прославился… (Ранее Тапольского в военной форме не пустили в это заведение ред.) Но ребята на самом деле там хорошие, просто было два входа: один, где охранники еще «старой школы», а место современное, нормальное на втором этаже. Меня не пустили, грубо говоря, охранники одного заведения, которые обслуживают два бара. Произошло такое взаимонепонимание. А ребята там действительно хорошие, и это действительно одно из таких интересных мест, и я подумал, что будет правильно сделать что-то подобное. Я встречался с арт-директором этого места, и мы придумали 25 ноября поиграть там. Я не акцентирую, что это бар, в который меня не пустили или люди только в военной форме заходят, а людей в джинсах не пускаем, нет, я просто поиграю  drum and bass в Алхимик баре. Мне после того инцидента звонили с телевидения, пытались раздувать, но такая получилась ситуация и я хочу, чтоб она закончилась хорошо. В январе я буду делать фестиваль, мы придумали название хорошее, но пока не буду говорить. Через месяц будет анонс. Фестиваль пройдет в клубе Sentrum с иностранными гостями.

– Как проходит адаптация после АТО к мирной жизни?

Меня демобилизовали две недели назад и у меня иногда такое ощущение, что я там вообще не был, либо был очень давно. Мир без войны очень быстро поглощает, потому что тебе надо зарабатывать деньги, просто есть, снимать квартиру, у тебя есть ребенок, знакомые, друзья и ты быстро к этому привыкаешь. У меня много знакомых, которые демобилизовались еще из других волн и они совершенно об этом забыли. Я просыпаюсь, включаю телевизор, а там «В Авдеевке бои, бла-бла-бла, в Зайцево…» Я пока не знаю, как мне быть с этим, я не хочу к этому привыкать, я не знаю. Для меня эта тема очень болезненная, и вернутся туда хочется, но мама вообще не поймет меня. И наша бригада сейчас в Авдеевке стоит, а я здесь со своими вечеринками в Алхимике и всем этим drum and bass. Это очень странно. Не хочется, чтобы это все так закончилось, и я не хочу стать таким, как все, который отслужил, забыл и нормально. Пока я для себя не определился, но это достаточно нелегко. Психологически я себя чувствую хуже, чем до армии. Сейчас я там побывал и чувствую вину, что я не там. Хотя месяц вот я могу с ребенком побыть, отпуск заслужил, но мне уже не очень хорошо от этого. 

– Есть много людей, которые хотят вернуться обратно на Восток…

Там нормально, мне там нравилось. Там ты чувствуешь себя на своем месте. Не то, что ты такой тупой раб, которому не хочется думать, нет. Армия – это совершенно другое. Ты там на своем месте, здесь я хожу по родным улицам, но чувствую себя совершенно чужим. Нет такого, мол, я там воевал, а вы в барах сидите, нет. Ощущение какой-то инородности здесь. Я читал книжки, читал про эти все постсиндромы  – это нормально. Это проходили и во время Второй мировой, и немцы, и наши…Просто я через это не проходил не в книжке, а по-настоящему. Это надо пережить, другие же это проходили.

– Психологи как-то поддерживают после возвращения?

В санаторий людей с АТО отправляют, и психологи есть. Наверное, надо сходить. Чтобы кто-то помог, а может, и нет. Я не знаю.

– Вы пошли в армию добровольцем. Ваши ожидания и действительность отличаются?

Там намного хуже, чем пишут в Интернете и чем показывают по телевизору. Это украинская пропаганда и она работает и, я считаю, что это очень плохо.  Я этого ожидал, но не ожидал, что плохо настолько. Там видно насколько ты не нужен государству, там видна вся гнилость власти, оттуда чувствуется ложь, которая здесь находится. Я видел реальную реальность и это, то за чем я шел, я хотел увидеть, как оно на самом деле и в этом поучаствовать.  Теперь я могу оценивать все по-другому, без какой-то пропаганды. Я пишу книгу, и если напишу, и там будет все как есть. Меня многие обвиняют в том, что я пишу как есть, и это использует РФ. Но это правда. У нас армия такая закрытая штука, в которой много проблем, но о них не стоит говорить, потому что это используют другие. Но этим все пользуются и во власти, и в армии просто. Дерибан бабла, мутки непонятные…Обычный солдат, он просто никто, как правило, а солдат должен быть всем. Несмотря на скотские условия люди, находят в себе силы воевать и не отказываются от Украины. Это лучшие люди в Украине. Они не хотели туда идти, но они не отказались, а пошли. Обычные люди из сел, небольших городов. Не то, что у нас в Киеве, повестки приходят, а они «морозятся», а те идут «не морозятся», они воюют за страну в ужасных условиях. На машинах, которые не ездят, минометах, которые разваливаются,  на гнилых БТР. Люди рискуют жизнью. И не благодаря, а вопреки мы пока не проиграли. Благодаря этим людям, но ни в коем случае не власти, потому что власть не имеет отношения к реальным вещам. Это делают обычные люди, волонтеры, а власть наоборот делает так, чтоб было хуже. 

Фото: АиФ в Украине

– Есть ориентировочные строки, когда книга выйдет в свет и в целом, о чем она будет? По типу дневника или роман от третьего лица?

Она будет. Я начал писать ее в армии, потом не писал, потому что было обострение ситуации. Сейчас я приехал и с ребенком был, потом занимался какими-то справками – снова скотским отношением государства к тебе. Надо все эти документы отвозить-привозить, вся эта материальная помощь. Сейчас у меня есть месяц, и я хочу ее закончить.  Описание в книге идет с самого первого дня, когда я пришел в военкомат и попросился в армию, и до того момента, как я спустился с поезда и вернулся домой. Просто описание моей жизни и оно было трагикомичным. Жизнь очень и комична и трагична. И там было и очень смешно, и страшно, и весело – по-разному. И я это описал. От первого лица.

– Это будет дневник а-ля роман?

Это будет очень похоже на Андрея Скрябина «Я, Паштет и армия». У нас очень похожий стиль написания, причем, я это делаю не специально. Просто возможно у нас было похожее отношение к жизни. Я знаю, что я никакой не суперписатель, но пишу с юмором, достаточно легко и без каких-то нравоучений. 

Будет ли аудиокнига, как у Скрябина?

Не знаю пока. У меня нет такого, что сначала книгу напишу, а потом аудиокнигу, а потом с сайтом что-то сделаю, а потом что-то ради этого.…Посмотрим.

Каким стало ваше отношение к музыке после армии? Оно изменилось или осталось тем же?

Осталось тем же, просто я там мало слушал drum and bass. Я ее, как и любил, так и люблю. Вот вчера купил себе пивка вечером, включил drum and bass в телефоне. При том, что я не пью, но подумал «выпью бутылку пива». Но когда выпил, подумал, что хорошо, что я его не пью. Но drum and bass зашел отлично. Я вообще люблю музыку. Нет такого, мол, вот ты начал слушать более жесткую, я наоборот начал слушать более легкую. Мы с Вовой сейчас написали несколько треков совершенно легких, и концерт в Алхимике будет с легким drum and bass. 

– Кого сейчас слушаете?

Я слушаю много разной музыки. Я с девушкой познакомился, когда месяц назад был в Киеве, а она в Авдеевке и мы с ней начали общаться. Я написал для нее микс, который выложил в Интернете и очень много людей скачало. Я его от души написал и поэтому он нравится многим. Вот и я сейчас слушаю этот микс. У меня больше ничего нет на телефоне. Хотя я обычно свои миксы не слушаю.

– А из других авторов?

«Дельфина» слушаю новый альбом, очень классный. Он мне нравился всегда, тексты хорошие у него. Русский правда, настораживает, но ничего. Надеюсь, что он хороший русский. Я шучу. Конечно, если бы на украинском пел, ему бы дали 30% ротации. Также Vivienne Mort нравится. Когда я познакомился в Авдеевке, надеюсь, со своей будущей женой, я слушал группу Vivienne Mort. Это украинская супер группа. У них скоро будет концерт в Киеве, но я, к сожалению, играю в другом городе, а так с удовольствием сходил бы. Я много раз слышал это название, но никогда их не слушал, а в Авдеевке как-то обстреляли нас, печально, но 3G работал, я ввел Vivienne Mort, и мне настолько они понравились, что я слушал их каждый день. Потом увидел, что на Facebook вокалистка этой группы у меня в друзьях есть. Я написал ей,  настолько поражен был. Это реально очень талантливая украинская группа. 

Фото: АиФ в Украине

– Чего вас научила армия и как вы видите в дальнейшем ситуацию на Донбассе и в Украине в целом?

Сложно сказать чему она меня научила. Когда я пришел туда, у нас был командир взвода Майор – его так называли, и был еще крутой мужик. Они нас выстроили и сказали, что этот год будет одним из самых важных, а может и самым важным в нашей жизни. Я это знал изначально. Я знал, что тот шаг, который я делаю – это самый важный поступок в моей жизни, по крайней мере, для меня. Естественно, что это очень изменило меня. Я был таким депрессивным, с унылым лицом, а сейчас я вообще унылым стал. Уля всегда говорит «Папа, с тобой все хорошо?», я отвечаю «Да, все нормально». Это очень меняет. Ты на все по-другому смотришь, опять-таки на контрасте с мирной Украиной. По жизни я оптимист. Я вообще уверен, что в Украине все будет хорошо. Армия изменила, а в какую сторону я не знаю.

– А с ситуацией в Украине? Все будет хорошо? К чему мы идем?

Я думаю, все будет хорошо. У меня есть знакомые военные блогеры, что очень смешно звучит. Люди пишут об армии, поэтому они становятся известными. Потом они уходят из армии, но человек уже привык быть популярным, привык к «лайкам», но об армии он уже не пишет, а есть повестка дня, которая меняется каждый день и они начинают о ней писать…аналитика, мнения...Меня всегда это так удивляет, если бы за это еще и деньги платили. Но у меня жизнь своя, мне надо деньги зарабатывать и я не готов к такому. Я обычный человек, я не знаю, как оно будет. Находясь на Донбассе, ты понимаешь, что с «этими» невозможно жить. Также есть часть людей, которые не любят Донбасс – это тоже отвратительно. Как можно вообще ставить клеймо на целом крае? И кто в этом виноват? Это мы виноваты. С людьми надо общаться. Вот Савченко говорила, что с людьми надо общаться, прощения просить, я считаю, что это правильно. Да, они убивают нас, мы убиваем их, но это по-человечески просить прощения. Можно конечно их всех убить и заселить туда хороших людей. Просто взять какую-то огромную мину и запустить туда, а потом чтоб там начали жить хорошие украинцы – это невозможно. Надо общаться. Там же власть ничего не делает. Например, на передовой, когда находишься, хочется посмотреть телевизор, но там ты можешь посмотреть только «Новороссия ТВ» и «Оплот ТВ», и это находясь на территории Украины. Если ты хочешь послушать радио, ты можешь послушать «Русское радио» или «Радио 24». Если в Волновахе снесли памятник Ленину, или кому там, и его прям там и оставили, обмотав флагом. И какое тут может быть отношение жителей Донбасса? Это же варвары. Ну, поставьте вместо этого Шевченко, это же стоит копейки! Всем пофиг. Я же читаю, чем люди занимаются в Раде. Это совсем другие вещи. А есть реальные проблемы и их миллион. Видно, что это никому не надо. Ни победа никому не нужна, ни эта земля никому не нужна. Вот если бы у меня родители жили в Донецке. Они обычные пенсионеры, но им повезло и они живут в Днепре, а если бы жили в Донецке, то не повезло бы. А если  меня, допустим, не было. Куда им ехать в Украине? Они здесь никому не нужны и им ничего не заплатят. Какую квартиру им в Киеве снимать? У них пенсия 3000 на двоих и таких людей миллионы. Эти скотские очереди из людей, которые пересекают КПВВ. Это наше государство, которое рассказывает сказки. А реальность другая. Вот сейчас скажут: «Да, он продажный, что он знает, он не патриот и жена его Тапольская в Москве играет, связалась с этим Лещенком». Я же читаю все это скотство, связанное с женой и Сергеем Лещенко, который нормальный человек.  Ну, купил он эту квартиру, ну так получилось. Это все реальные украинцы, которые готовы говорить о ком-то, но не готовы менять себя. 

– Что вы считаете по поводу е-деклараций?

Для бедных и несчастных украинцев открылась правда, что депутаты воруют, а до этого как вы жили? Они пообсасывали этих депутатов и забыли. Еще день или два и все. Если я напишу что-то, то сразу зрада и так сплошь и рядом. Но я не унываю, я понимаю это. У меня есть понимание того, какая у нас страна, но надо дальше делать свое дело.

– Чего пожелаете читателям АиФ.ua?

Я обычный человек, который живет в Украине. Нельзя проговаривать такие слова, как «я люблю», «я патриот» – это пошло. Я очень хотел бы, чтоб у нас было, как в Польше. Это небо и земля. Это другие люди, другое отношение. Это люди, которые когда ты переходишь дорогу, останавливаются на машинах, и ждут, пока ты перейдешь дорогу, а потом дальше едут. А у нас пока перейдешь, водитель подкатывает к тебе, пока не выжмет тебя, и ты чувствуешь себя никем. В этом вся Украина. Вот я сейчас ехал с таксистом, он матерился, подрезал, орал и так во всех сферах. Нам надо меняться. Надо становится более толерантными. Никто не прислушивается к чужому мнению, но это не правильно. Надо больше прислушиваться друг к другу. А Украину любить нужно, у нас другой такой нет.

Как выглядят самые красивые женщины, участвовавшие в АТО – фото | Фотогалерея

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых