aif.ru counter
366

Дмитрий Шуров: «Щелчок» успеха»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. Аргументы и Факты в Украине 24/10/2018

Знаменитый певец Дмитрий Шуров, более известный как Pianoboy, рассказал «АиФ в Украине» о своем детстве, секретах успеха и о судействе в «Х-Факторе»

СОТВОРЧЕСТВО И ИСПОВЕДИ

- Дмитрий, ваш дуэт Pianoбой и Morphom с песней «На вершині» - приз «лучший дуэт» на премии YUNA-2018. С кем еще ждать дуэтов в ближайшее время? И кстати, почему при вручении приза вы сказали, что у вас с группой был не дуэт, а сотрудничество?

- Да, это действительно не дуэт. Компания Pepsi инициировала проект Pepsi Fuzz, смысл которого в том, чтоб придать живым группам электронное звучание. Наше сотрудничество было его первой ласточкой: Рома Черенов aka Morphom взял готовое записанное демо песни «На Вершині» и придал ей электронное, джангловое звучание. То есть, выступил саундпродюсером трека и соавтором аранжировки. В рамках проекта мы договорились называть трек дуэтом, но срок проекта истек.

Изначально дуэт – это когда песня пишется совместно, и таким образом имеет двух соавторов. Пока я не планирую новых фичерингов. В свое время у меня их было предостаточно: с группой «Бумбокс» песня «Этажи», с Джамалой и Андреем Хлывнюком «Злива». Вообще, очень люблю сотворчество с крутыми креаторами. Это всегда вдохновляет и обогащает.

- Песня «Вітчизна» стала прорывом и настоящей исповедью для переселенцев с Донбасса. Расскажите, как появилась песня и идея клипа?

- Изначально песня родилась на русском летом 2012 г.  Клип снимался на русскоязычную версию «Родина». До сих пор я считаю это видео крутейшим, спасибо режиссеру Виктору Шкляревскому. Песня вышла в альбоме в сентябре 2013 г., за пару месяцев до событий на Майдане. Мне страшно, что она стала такой пророческой. Но так бывает, у творческих людей «антенны» работают острее.  Сюжет противостояния личности и экскаватора, как бездушной системы, придумал Шкляревский, а помог воплотить в жизнь продюсер Алексей Согомонов.

ДЕТСТВО И «ПРОРЫВЫ»

- Вы «выросли с нотами под мышкой». Мама у вас музыкант, она «посадила» вас за фортепиано? В детстве были и другие мечты?

- Мама у меня педагог-преподаватель русского языка и литературы, просто она неплохо играет на пианино. В раннем детстве я не мечтал играть, я даже бросил музыкальную школу после третьего класса. А уже лет с 12-ти начал заниматься сам, по слуху, «снимал» своих любимых исполнителей: Элтона Джона, Битлз, Эрика Клэптона, чуть позже – выдающихся джазменов. Почти все свободное время я проводил за пианино. Примерно в 12 лет я заработал свои первые деньги – сделал аранжировку для танцевального коллектива.

- У вас есть что-то общее с Настей Каменских – вы тоже большую часть детства и юности провели за границей – во Франции, США, а затем вернулись и поступили в Киевский лингвистический институт. С чем связан такой поворот в судьбе?

- Настя, насколько я знаю, из дипломатической семьи. У меня же семья хоть и творческая, но простая. В 14 лет, спасибо моей маме-директору винницкой школы, у которой были связи с лицеем в Лиможе, я поехал поучится во Францию на полгода. В 15-ть выиграл Flex – программу по обмену, из сотен украинских детей отобрали 30. Я получил возможность учиться в Америке год в школе. Английский считаю своим третьим родным языком, а по-французски сносно изъясняюсь. Вернувшись, поступил в Киевский институт иностранных языков. Но на втором курсе попал в «Океан Эльзы», начал активно гастролировать, так что с учебой не сложилось.  

- Многие считают, что «Океан Эльзы» - это ваш «звездный дебют». А сами как думаете – когда произошел прорыв?

- «Океан» был моей первой семьей, первой любовью, первым настоящим сценическим опытом и опытом рок-н-ролльной жизни.  Безусловно, это был старт, о котором могут мечтать молодые музыканты. Я с теплотой вспоминаю те годы, хотя было всякое. И сейчас, когда случайно слышу по радио песни того периода, горжусь тем, что вложил в них часть души. Я много ошибался, фальстартил в жизни, но заплатил очень недорого за свою музыкальную и человеческую свободу быть сейчас тем, кто я есть. Было много промежуточных прорывов, но настоящий еще впереди.

- Синатра говорил, что в каждом успехе он видит некий «щелчок»: раз – и новый виток популярности. Вы можете разделить свою жизнь на такие отрезки?

- Pianoбой именно такой артист: органический и поэтапный. У меня не было быстрого взлета, моя история – история «карабкания» на гору, с падениями и скатываниями вниз. Поскольку у проекта не было начальных серьезных вложений, я двигаюсь медленно, но верно.

ТУРЫ И «Х-ФАКТОР»

- Кстати, о взлетах. Ваш тур с альбомом Take Off в 2015 г. собирал полные залы. Чего нам ожидать в будущем?

- Тур в 2015 г. можно считать первым «прорывным» в истории Pianoбоя. С тех пор в тур мы ездим каждый год, и этот год – не исключение. В ноябре, до начала прямых эфиров на Х-факторе, мы отъездим первую часть тура. Расписание - на нашем сайте или в соцсетях. Этот тур станет особенным: мы сыграем песни из нового альбома. В общем, я в предвкушении. Ничего в жизни я не люблю больше, чем концерты. Я – концертный наркоман.

- Вы уже были судьей и наставником на шоу «Х-Фактор». Стали бы преподавать вокал? И какой Дмитрий Шуров преподаватель?  

- В прошлом сезоне я неожиданно для самого себя стал судьей-победителем: мой подопечный Миша Панчишин выиграл эту загадочную статуэтку Х! Я был очень неопытным теле-персонажем, сделал много ошибок, многому научился, но и много привнес в проект искренности и музыкальности. В этом году кастинги были еще сильнее, чем в прошлом, и я жду нечеловеческую «рубку» в тренировочных лагерях и прямых эфирах. Безусловно, я жесткий и требовательный преподаватель. В своей профессии я перфекционист, и «отбывать» номер не получится. Скажем так, если у ученика цель всех порвать – это ко мне.

ЛЮБОВЬ И ГОЛОД

- Вы пишете музыку к спектаклям, фильмам и телепередачам. Например, «Женский квартал», где вы создали заглавную песню. Расскажите, как все создавалось?

- С «Кварталом» у нас длинная история. Я пишу все заглавные треки к их передачам: «Лига Смеха», «Вечерний Киев», «Женский Квартал», сериал «Слуга Народа». Очень их уважаю. Последняя моя работа для театра –музыкальный спектакль «Золушка» в «Современнике». Сейчас Pianoбой в очень активной гастрольной фазе, это пока что невозможно сочетать ни с чем. Но в 2019 г. на экраны выходит украино-французское фэнтэзи «Полина» с Жаном Рено, музыку к нему я писал два года!  

- Трудно ли вам работается с женской частью коллектива «Квартала»?

- Мне с женщинами вообще прекрасно работается, если они профессионалы. Писать для женского квартала было легко: моя жена делает «девичники» для подруг, так что я «чувак в теме» - покупаю им белое сухое, диджею и развлекаю. К тому же не стоит забывать, что в этом году мы с сыном стали амбассадорами социального движания HeForShe за права женщин от Украины. Недавно вернулись из Нью-Йорка, где проходила Генассамблея ООН, и в ее рамках – саммит HeForShe.  Познакомились с актрисой Энн Хэтэвэй, президентом Исландии, принцессой Ранией.

- А какой Дмитрий Шуров отец? Играли ли вы на школьных праздниках у сына или сыграете на выпускном?

- Я требовательный, строгий скорее в моральном смысле. Но мы даем Леве много свободы, он появился, когда мне был 21 год, по сути, мы растем и развиваемся вместе. Хочу, чтоб у нас до конца жизни был такой контакт, как сейчас. Мы дурачимся, джемим, играем в баскетбол, жарим барбекю, он – моя большая поддержка в музыкальном плане. Ему 15, он уже указывает мне, что и как мне делать в музыке! Однажды, когда мой бывший барабанщик не смог прилететь на концерт из Европы, Лева сел за барабаны и заменил его на двух концертах. На школьных праздниках мы играли вместе в начальной школе. Мы особо не афишируем, кто его родители, хотя и не скрываем.

- Вашу жену называют вашей «боевой подругой», ведь она и ваш директор. А дома вы – главный начальник или жена остается директором?

- Оля не директор, она занимается пиаром и стилем группы. Хотя, по сути, мы вдвоем занимаемся продюсированием Pianoбой. А дома мы семья. Много общаемся, стараемся обсуждать все, что с нами происходит. Это основное качество крепкой семьи – мощный контакт, взаимопроникновение в жизнь друг друга. Pianoбой – это не коммерческий проект, это наша жизнь. Мы ее вместе проживаем. Мы – мечтатели. Семейные традиции… Да особенных нет, мы же кочевники, но главную традицию стараемся соблюдать: больше быть вместе. Выдаются 3-4 свободных дня – летим куда-нибудь в Европу переключиться и выдохнуть.

- Что дарит вам вдохновение?

- Как говорил кто-то, голод – лучшее вдохновение. Гонит вперед мысль, что мне 36 лет, а я еще ничего не сделал для музыки.

- Сегодня многие артисты начинают бизнес – дизайн одежды, салоны красоты, даже иногда – турфирмы и заводы. Что бы вы выбрали в качестве «побочного» заработка?

- Я это уважаю, но сам в эту сторону не смотрю и не двигаюсь пока. Люблю свободу. А свой бизнес – это клетка, пусть и золотая. Но, вероятнее всего, все же выбрал бы нечто, близкое к музыке. Ну вот мы с ней пара, хорошо смотримся вместе!

Марина ГОНТАРЬ

 

Топ 5 читаемых