aif.ru counter
50

Валерий Яременко: «Я – человек природы»

Сюжет Актеры

Его имя в титрах и на афишах – залог полного зала и успеха проката. Однако актер не «зазвездился», а всем прелестям славы предпочитает прогулку с сыном Кузьмой.

Мир детства

«АиФ»: – Вы впервые стали папой в 46 лет. В этом возрасте некоторые уже становятся дедушками. Говорят, что отношение к детям у возрастных пап совсем иное, чем в 20 или 25 лет…

В.Я.: – Не знаю, каким бы папой я был в 25 лет. Но сейчас Кузьма дает мне потрясающий заряд молодости! Мне интересно играть с ним в его игры на детской площадке. Мне так жалко тех людей, которые не могут себе позволить стать на равных со своими детьми. У них внутри срабатывает ужасный комплекс трезвого, взрослого человека. А я опьянен своим счастьем и забываю о возрасте!

«АиФ»: – Вы наверняка придумываете для Кузьмы разные игры?

В.Я.: – У него великая вера в предлагаемые обстоятельства. И я подсадил его на придумывание сказок, теперь он все время что-то сочиняет. Недавно он рассказывал мне сказку о золотой рыбке. Каждый раз он подходил к морю и вступал в диалог с воображаемой рыбкой, возвращался к нам, пересказывал и опять шел «закидывать невод».

«АиФ»: – Надеюсь, самое яркое впечатление детства вашего сына будет связано с папой. А что запомнилось вам?

В.Я.: – Я – человек природы! Мое детство прошло в Севастополе. Для меня море – это я сам: и тихий штиль, и грозный вал, и романтический закат. Когда мы жили в запретной зоне, отец ночью выходил в море и возвращался с целым ведром клешней от крабов.

«АиФ»: – Почему клешней?

В.Я.: – А их можно было отрывать, а потом они отрастали, как хвост у ящерицы. Но сам я не ловил: краб один раз так укусил, что решил не рисковать, да и зачем, если есть папа.

Мужчина–женщина

«АиФ»: – Море – это всегда синоним романтики…

В.Я.: – Конечно! У меня была классическая история «Мальчик и Дельфин». Я выходил к морю и ждал дельфина. Он всегда появлялся на горизонте, подплывал, и я верил, что он приплывает именно ко мне… А однажды он не приплыл, я нашел его выброшенным на берег после шторма. Мне было лет пять. Это была моя первая утрата.

«АиФ»: – Слава богу, в детстве горе хоть и сильное, но непродолжительное. Да и природа юга разнообразна…

В.Я.: – О, да! Я болтал с цветочками, бабочками, паучками, не боялся ящериц, пауков, сколопендр, а ящерицу мог посадить на веревочку и выгуливать ее, как на поводке. Это было великое слияние с природой, которое со мной на всю жизнь и осталось.

А миндаль… Когда в Севастополе цветет миндаль, со мной что-то невероятное происходит. Однажды, когда я уже учился в Москве, перед 8 Марта привез из дома ветки миндаля и дарил их женщинам. В серой Москве это были экзотические подарки от человека природы. Это была сказка для тех, кто понимает.

«АиФ»: – Вы романтик в отношениях с женщинами?

В.Я.: – Все зависит от женщины… С кем-то хочется быть романтиком, а кто-то провоцирует на цинизм. Но в любом случае спасает юмор. Стараюсь балансировать в диапазоне от романтичного циника до циничного романтика.

 

В тонусе

«АиФ»: – Хочу поздравить вас с премьерой – каждый вечер телезрители могут видеть вас в сериале «Танец нашей любви». Ваш герой вроде бы и не отрицательный, но жену променял на любовницу. А ведь она ему всю себя отдала!

В.Я.:  И зря! Жизнь в браке хороша для некоторых мужчин лишь тем, что вещи на своих местах, все накормлены и есть женщина рядом. Живи, не парься! Но, увы, как правило, женщины–домохозяйки забывают о себе и превращаются в друзей, а мужьям такой дружбы мало. Есть тип женщины, которая, заполучив мужчину в мужья, складывает свои крылья, потому что все достигнуто, и постепенно становится клушей.

«АиФ»: – Вот чисто мужская позиция: дом убери, детей накорми, есть приготовь, красавицей будь… Почему бы вам, мужчинам, не подарить любимой жене возможность оторваться в магазинах, зависнуть на день в салоне?

В.Я.: – Есть женщины, которым мужчина бы и рад все это предложить, но они не совсем адекватно реагируют на предложение мужа заняться собой, обижаются, ищут подвох.

Хотя любовь может преобразить любую дурнушку. И эта метаморфоза прекрасна, как прекрасны семейные пары, которые ценят, оберегают и совершенствуют красоту своих отношений.

«АиФ»: – Но и мужчина должен быть на уровне!

В.Я.: – А мужчине быть красивым внешне совсем необязательно. Главные критерии мужской красоты – это ум, благородство, сила, талант. Все остальное приложится.

«АиФ»: – Не поверю, что вы совсем собой не занимаетесь. Вам скоро 50,  а доверяют играть героев много моложе вас.

В.Я.: – Роли заставляют меня держать себя в форме. Раньше занимался фитнесом, но, став папой, забросил это занятие. Времени не хватает на это нужное дело. Зато ощутил себя заново рожденным.

«АиФ»: – Неужели совсем никак за собой не следите?

В.Я.: – Хорошая диета «НМЖ»: надо меньше жрать. И – понимание, что ты живешь не для того, чтобы есть, а ешь ради того, чтобы жить. Сразу же в голове все становится на место.

Актер–невидимка

«АиФ»: – Будучи заслуженным артистом России, вы мало снимаетесь. Не приглашают?

В.Я.: – Приглашают, но мало. Для многих кинорежиссеров, точнее продюсеров, я – актер-невидимка. К тому же не всегда предлагают интересные мне роли.

«АиФ»: – Тем не менее играть в сериале «Танец нашей любви» вы согласились. Почему?

В.Я.: – В какой-то момент решил: «Все снимаются, я – молодой папа, надо и мне деньги зарабатывать!». И тут попадается сериал, где мой герой не стреляет, никого не насилует. Мой герой Виктор – не одноклеточное примитивное существо, но он запутался в отношениях с женой, любовницей. Мне интересно и то, что он талантливый кардиохирург.

«АиФ»: – Очень часто актерам задают вопрос, похож ли он на своего героя?

В.Я.: – Я давно уже понял, что во мне столько всего намешано! Как, впрочем, и в каждом из нас. У меня как у актера есть возможность реализовать себя во всех своих качествах! Что-то, конечно, есть во мне и от Виктора. Постоянное извлечение чего-то из самого себя, из космоса, в котором странствует моя душа, – это философия моего труда.

«АиФ»: – Актерство помогает в жизни?

В.Я.: – И в отношениях. Не потому что я хочу кого-то обмануть, играя в жизни. Я могу выпустить монстра, который во мне живет. Тогда моим родным и близким людям не достанется того разрушающего энергетического удара. Или наоборот. Я могу испугаться сказать слова любви. Но в какой-то роли у меня есть шанс со сцены признаться в любви конкретному человеку. Актерство дает возможность совершить то, чего в реальности ты себе позволить не можешь.

«АиФ»: – Удобно…

В.Я.: – Да. Есть возможность сыграть, прожить чужую жизнь через призму своего видения. Либо дотянуться до великих поступков, которых никогда не совершишь в своей жизни в силу своей трусости или духовной и физической ограниченности.

«АиФ»: – Расскажите о значимых для себя ролях.

В.Я.: – Многое мне дал и многому научил «Нотр-Дам». Этот спектакль появился в моей жизни в нужный момент. Если бы он возник раньше, это была бы одна история, позже – другая. Но он появился тогда, когда я расставался со своей семейной жизнью. Я уже не любил и лишь смел мечтать о новой любви к иллюзорной Эсмеральде. Потерпевший крушение, я чувствовал свою сопричастность, полное слияние с Квазимодой.

Значимой остается для меня роль Стенли Ковальского в спектакле «Трамвай "Желание"», он у нас называется «В пространстве Теннесси У.». Мой герой разрывается между любовью к своей жене и страстью к ее сестре. У меня в этом спектакле замечательные партнерши – Екатерина Гусева и Евгения Крюкова. Наша история о том, как люди увидели друг друга и поняли, что ЭТО случится. Иногда мужчиной обуревает страсть, он не может ее скрыть. Но надо уметь противостоять океану страсти. Ведь семейное счастье на страсти не построишь. Семейная жизнь – великая созидательная работа двоих.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых