350

Гоголя на свалку понесли: какая судьба у книг – домашних и библиотечных

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Аргументы и Факты в Украине 09/06/2021
Гоголя на свалку понесли: какая судьба у книг – домашних и библиотечных
Гоголя на свалку понесли: какая судьба у книг – домашних и библиотечных / Полина Богданова / АиФ

Чехов в клетчатой сумке

Для многих домашняя библиотека сегодня - как тот чемодан без ручки: и выбросить жалко, и тащить с собой в новую жизнь (на новую квартиру) неудобно. Мода на книги, как предмет интерьера, прошла, а тома, которыми заставлены полки – остались. И кому-то мешает жить пожелтевшее «старье». Как с ним правильно поступить? 

«У нас соседи «ненужные» книги выносят, оставляют на скамейке, и люди разбирают, - рассказывает киевлянка, культуролог, преподаватель Киево-Могилянской академии Юлия НИКИШЕНКО. – Помню, как лет 18 назад в соседнем доме умер выдающийся медик. После его смерти родственники вынесли всю его огромную библиотеку к мусорному контейнеру. Дворники не растерялись и «спасли» ситуацию: они распродали все, что люди покупали, а остальное сдали в макулатуру. Раньше было проще: такие книги можно было отдать в библиотеку, но сейчас библиотеки берут далеко не все. У меня дома очень много книг, но я ни одной из них, в каком бы состоянии она не была, не вынесу из дому. Скорее, еще принесу домой книг в разном состоянии. Раньше еще в школьные библиотеки можно было отдать то, что дома не надо. Но сейчас и там потихоньку зачищают фонды от идеологически неправильной литературы. Можно было бы отдать какие-то томики в сельскую библиотеку, но по селам и библиотек почти не осталось». 

Тем жителям столицы, которые по каким-то причинам намерены избавиться от книг, Ю. Никишенко советует отвозить их на книжный рынок на Петровке. Там разную литературу покупают, правда, платят за нее недорого.  

«У меня после смерти мужа осталось много таких книг, которые, как говорят, мне просто «не в тему», - продолжает наша собеседница. - Большую часть его книг я отдала в Институт востоковедения. А много было книг таких, которые называют просто «чтиво». Я не читаю таких, а он такое любил. Поэтому отнесла на Петровку, и у меня купили там все это по 5-10 грн. А что-то и просто так отдала. Ясно, что букинистические магазины берут только то, что можно потом дорого продать. Возможно, туда можно сдать какие-то подарочные издания, шикарные фотоальбомы, которые когда-то люди покупали, чтобы сделать себе «культурное лицо». Как вариант, можно выложить ненужную литературу на скамейку возле дома, и наверняка найдутся те, кому они нужны. Главное, чтобы не было в это время дождя».  

По мнению культуролога, сейчас изменилось у людей видение мира, и книга перестала быть ценностью. Мало того, уже не ценятся и самые простые семейные реликвии – семейные альбомы. Оказывается, что многие люди сейчас старые фотографии своих предков, как и старые книги, без сожаления выбрасывают на свалки. Однако многие украинцы все же дорожат книгами и прививают такое же отношение своим детям. Ее дочь – тоже большой любитель книг, и недавно на барахолке она нашла «Сагу о Форсайтах» Голсуорси на английском языке, но изданную у нас в советское время. Возможно, она предназначалась для студентов, изучающих иностранные языки. А сама она лет 10 назад на той же Петровке за «смешные» деньги приобрела полное собрание сочинений Чехова и Вальтера Скотта. Продавец сильно удивился, что на эти книги таки нашелся покупатель, поскольку они были далеко не в идеальном состоянии. Поэтому он честно спросил, не смущает ли покупательницу то, что корешки у книг – выгоревшие. Она ответила, что интересуют ее не корешки, а Чехов и Вальтер Скотт. Продавец так обрадовался тому, что все же «сбывает» залежавшийся товар, что подарил даже клетчатую сумку, которую на следующий день ему же и вернули. 

«Знаю людей, которые, когда надо было им создать «лицо интеллигентного вида», правдами-неправдами доставали книги с красивыми переплетами, со вкусом расставляли их на полках, но как только пошла мода избавляться во всем от «совка», целые собрания сочинений они понесли на макулатуру, – продолжает Ю. Никишенко. – Я уже не говорю о старых учебниках – им вообще нет места во многих домашних библиотеках. Моя мама и бабушка были учителями. Помню, мама в 1980 году отнесла многие пособия и учебную литературу 1950-х годов в «Букинист». А жаль. Там ведь была занимательная физика, занимательная математика. Они интересны и сейчас. А у меня есть коллекция тоже вроде бы устаревших книг по кройке и шитью. Я периодически читаю курс «История костюмов и моды». И по этим старым книгам по кройке можно проследить эволюцию моды за 50-60 лет. Изменилось ведь многое: размер проймы, особенности фигуры, сетка размеров. Видно, как менялся человек антропологически. Сейчас он стал больше во всех отношениях. Кстати, читала исследование, что за последние 40 лет средний размер женской обуви увеличился на 4-5 размеров. Еще в 1950-е годы среднестатистический размер был 35-36. Потом, в 70-е, массово искали 36-37-й, потом 37-38-й, затем – 39-40. Сейчас уже в ходу 40-42. У молодежи, даже невысокой, – большая нога. Идет акселерация, какие-то биологические процессы, которые мы даже не можем объяснить. А ведь в начале ХІХ века женщины носили 34 размер. Сейчас это даже не подростковый, а детский. И по таким устаревшим книгам истории кроя одежды и обуви можно отследить трансформацию человека. Есть у меня и много старых журналов мод. Отдельно хочу вспомнить журнал «Краса і мода», который издавал Республиканский дом моделей с 1970-х и до своего закрытия в начале 1990-х. Кстати, и в советское время выходил он на украинском языке». 

Чтение книг
Статистика по чтению книг в Украине. Фото: АиФ в Украине

Юлия Игоревна убеждена, что бумажные книги всегда будут иметь место в нашей жизни. Гаджеты их не вытеснят, потому что всегда будут люди, которым надо полистать бумажный томик, вдохнуть его запах и, возможно, сделать на полях какие-то заметки. А есть и чисто практическое объяснение того, почему бумажные издания так живучи: они намного меньше «садят» глаза, чем электронные.  

Чтение книг
Чтение книг Фото: АиФ в Украине

Саша Черный, Андрей Белый и красный Шукшин

О том, как правильно и как можно поступить со старой литературой, которая кажется ненужной, мы поинтересовались у людей, которые сами пишут книги. 

«Думаю, если это морально устаревшие или сильно изношенные книги, их можно отдать на переработку, - говорит писатель Елена РЫЖКО. - Если таких книг много, а человек решил избавиться от них для того, например, чтобы читать только электронные, то их можно попытаться отдать в библиотеку или устроить «гаражную» распродажу, либо раздачу. Но мне кажется, что полностью отказаться от бумажных книг в пользу электронных – неправильно, ведь не везде есть доступ к сети, и гаджеты имеют свойство разряжаться, а возможность подзарядки не всегда имеется, как и электричество».  

Не исключено, что, наспех избавившись от бумажных томов в пользу электронных книг, со временем об этом можно и пожалеть. Так что спешка в этом деле – не лучший помощник. 

«В Киеве живет около 5 млн человек, и столько же мнений на счет того, надо ли избавляться от старых книг, - говорит киевовед, автор многих книг о столице Виктор КИРКЕВИЧ. - Я считаю, что ничего выбрасывать нельзя, потому что книга – это документ эпохи. Но знаю, что есть люди, которые уверены, что книги – что-то лишнее. Рекомендации тут неуместны. Одни выбрасывают вещи, другие их оставляют для дачи, для следующих поколений или сдают из куда-то. У нас общество, которое к рекомендациям не прислушивается. Говорят – читайте книги – не читают. Говорят, учитесь – не учатся, только просиживают часы, но знаний не получают. Все индивидуально. Мой товарищ в другом городе возле мусорника нашел собрание сочинений Майн Рида. Что тут скажешь? Книга не устаревает никакая. Даже устав КПСС и «Целина» Брежнева. Это история, знамение времени. А выбрасывают потому, что слово «книга» стало чуждо. Я на раскладке на Андреевском спуске продаю свои книги. Однажды подходит дама и смотрит их, а ее дочка у нее спрашивает: «Что это?» Она даже без удивления отвечает: «Книги». Люди забывают, что такое книги. Помнят только о том, что были сберегательные книжки и книжка медицинская. А когда было модно, вкладывали деньги в переплеты. Известная шутка того времени: «Мне нужен Саша Черный, Андрей Белый и красный Шукшин».  

Но не стоит говорить, что все пропало. Любители книг все равно есть, поэтому я их пишу и издаю за свои деньги, сам же и продаю. А тем, кто готов любой ценой избавляться от «устаревших» томов, советую прочитать роман «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери. В нем представлено общество будущего, в котором были запрещены книги и специальные бригады их сжигали. Но люди, каждый по одной, выучивали книги наизусть, чтобы их сохранить. Что касается электронных книг, то не думаю, что они вытеснят из нашей жизни бумажные. Все будет как с сексом: одному нравится секс вживую, другому – секс по телефону. Каждый выбирает свое».  

Точка зрения Глобы

Миф о списании книг

- Бытует такое мнение: якобы, сейчас в библиотеках должны массово списывать книги советского периода и сдавать их в макулатуру. Но это - неправда. Нет никакого документа, который принуждал бы к этому. Есть полуофициальная «вказівка», просто мнение, высказанное в прошлом году директором Института книги. Но в своей работе библиотеки руководствуются не мнением отдельных чиновников, а законом о библиотечном деле, в котором четко прописаны причины для списания книг. Согласно этому закону, списанию подлежат книги, утерянные читателями, которых уже просто нет физически. Кроме того, книги ветхие, которые не могут быть уже использованы читателями в работе и не подлежат реставрации. Попросту, сильно «зачитанные» книги. На деле, часто это бывает так: книга же желтая, значит, ветхая. И еще списывать можно морально устаревшие книги. Это относится к научной, справочной и технической литературе. Вместе с тем, в законе четко прописано, что запрещается списание литературы по политическим мотивам. Более того, в законе о декоммунизации четко определено, что его требования не распространяются на музейные и библиотечные фонды. Поэтому никаких претензий к советским изданиям на основе закона не существует.  

В нашем городе, в Днепре, списание книг идет очень активно, есть даже подозрение, что цель его – поскорее освободить от библиотек помещения. Представьте только: среди того, что я находил среди списанного, – путеводитель по музеям Днепропетровщины 2007 года, совершенно новенький, есть и другие издания ХХІ века. Если говорить о старых книгах, то я как-то подобрал в библиотечной макулатуре уже «по дороге на выброс» совершенно уникальную книгу украинской эмиграции – книгу Владимира Кедровского «Обриси минулого», изданную тиражом всего 500 экземпляров в 1966 году в Нью-Йорке. Автор ее – полковник и дипломат Петлюры. Это настоящая библиографическая редкость. В каталогах нашей областной научной библиотеки есть раздел литературы украинской диаспоры, и там этой книги нет. А недавно в одной из списанных, якобы устаревших книг, я нашел современные 200 грн. Кто меня убедит в том, что эта книга уже не пользуется спросом? 

Насколько я знаю, в нашем городе прошлом году во взрослых библиотеках списали 47 тыс. книг, а новых получили всего 10 тыс. В детских библиотеках уже в этом году списали 70 тыс. книг, а взамен смогут получить количество новых изданий, в котором на два нуля меньше.  

Куда отвозят списанные книги? Раньше их только сдавали в макулатуру – в пункты сбора вторсырья. Но в этом году в нашем городе появилось новое начинание в этом плане: в нашей областной научной библиотеке в вестибюле поставили шкаф, в котором можно выбрать и купить книги, подлежащие списанию, а также те, у которых в библиотеке - слишком много экземпляров. Цена одного тома там 5-10 грн. Недавно я купил там себе книгу о нашем великом земляке Александре Поле. Она 2002 года издания и абсолютно новая. Я думаю, что ее просто не очень рационально распределяли, и одна библиотека получила много экземпляров. В таких случаях закон о библиотечном деле позволяет отдать лишние книги в обменный фонд для других библиотек или реализовать. Но на практике эта норма редко работает, потому что проще загрузить списанные книги в грузовик и получить потом одну квитанцию о сдаче макулатуры, чем за каждую книгу отчитываться в налоговую и в другие контролирующие органы.  

А вчера, хочу похвалиться, в нашем городе первый раз проводилась распродажа списанных библиотеками книг. Она была организована в парке Шевченко. Многие люди пришли и покупали книги по чисто символической цене. В то же время, охватывает ужас от того, сколько же раньше книг уходило на макулатуру. Будем и дальше отстаивать книги, требовать, чтобы названия тех из них, которые подлежат списанию, были обнародованы, и чтобы люди имели возможность их покупать. Должна быть прозрачность. Чтобы не было соблазна в кулуарах очищать помещения для каких-то других целей или бороться, вопреки законодательству, с идеологически неугодной литературой.  

Сейчас не все люди читают книги. Но когда встает вопрос о защите библиотек, все готовы поддержать. Наверное, людям важно знать, что библиотеки существуют как один из факторов стабильности нашего бытия. Потому что всегда считалось, что библиотеки – что-то незыблемое, но сейчас мы видим, что даже они могут стать чем-то вполне «зыблемым». Кстати, те, у кого дома есть книги, могут связываться с библиотеками и предлагать им в дар эту литературу. Думаю, согласятся взять далеко не все, но что-то наверняка возьмут и скажут вам огромное спасибо, поскольку хороших книг в библиотеках не хватает. Почему бы не сделать доброе дело для всех?». 

Григорий Глоба, активный и любопытный читатель и защитник книг в г. Днепр.  

Мнение Радевой

Для любой книги есть хорошие руки  

- Большую часть своей жизни я читала исключительно бумажные книги. Но в последнее время стала понимать, что шелест страниц, приятные тактильные ощущения, запах полиграфии - все то, из-за чего отдавала предпочтение бумаге, даются дорогой ценой - гибелью деревьев. А их и так на планете с каждым годом становится все меньше. Поэтому, размышляя над тем, стоит ли печатать собственную книгу, решила этого не делать. Мой первый и пока единственный роман «Та, что хочет стать мною» существует только в электронном виде. Это роман о поиске себя. Однако при мысли о том, что, например, моя книга издана и ее отправляют на макулатуру или заворачивают в нее селедку, становится дурно и кажется, что это меня, мои мысли пустили в расход.  

В студенческие годы я не могла позволить себе покупать новые книги, но иметь собственные экземпляры старой доброй классики мне хотелось. Потому я покупала подержанные книги и очень бережно к ним относилась. Я уверена, что любую книгу можно пристроить в хорошие руки. Есть специальные сайты, на которых люди обмениваются, продают или и вовсе дарят книги, которые им больше не нужны. Порой даже распродают целые библиотеки умерших родственников. Как-то на одном из таких сайтов я вычитала историю о том, как люди переезжали из Украины в далекую Канаду и искали покупателей для домашней библиотеки, включавшей порядка 2 тыс. книг. Им очень хотелось, чтобы их купил один человек, но такого не нашлось, и коллекцию пришлось продавать по частям. Они писали об этом, как о личной трагедии и, мне кажется, я видела слезы на их глазах. То, что не удалось продать, они отдали библиотеке.    

Безусловно, есть книги, которые морально устарели, но даже им можно попробовать найти применение. У меня дома было очень много технической литературы, то, о чем там было написано, уже давно не применялось на практике. И я нашла студента, который писал дипломную работу о том, как по устаревшей литературе можно проследить развитие человеческой мысли, и отдала их ему.  

Какое-то время я жила в США и там узнала об одном интересном проекте. Он называется «Маленькая Бесплатная Библиотека». Благодаря ему, у жителей города появилась возможность читать книги прямо на улицах. Читать можно на остановке автобуса, в парке или скверике во время прогулки. По всему Нью-Йорку разместили маленькие пластиковые будки, в которых читатели могут выбрать себе книгу. Там все, как в обычной библиотеке: взял, прочитал, вернул, взял новую книгу, только нет библиотекаря, и все происходит в формате самообслуживании. Вскоре нечто подобное появилось по всей стране. Подобные библиотеки есть и во многих европейских городах. К примеру, есть варианты, когда люди приносят свои книги в уличную библиотеку и взамен берут другие. Прочитал сам - дай прочесть другому. Думаю, что чтение нужно прививать людям с детства. Своему сыну я до трех лет читала сказки, потом он стал делать это сам. Немного повзрослев, он читает на трех языках и делает это с огромным удовольствием.  

Ника Радева, любитель книг, начинающий писатель.  

Алина Ветрова, Ирина Ванда, Александр Будовой

Новости от АиФ.ua в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/aif_ukraine.

Также вам может быть интересно

Loading...