Примерное время чтения: 7 минут
502

Стивен Спилберг снимет фильм про психиатра из Одессы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Аргументы и Факты в Украине 09/12/2015

О психиатре Евгении Шевалеве и его сыне Андрее – будущим главным героям фильма – Стивену Спилбергу рассказала эмигрантка из Одессы. Потом он признался, что сразу вспомнил Талмуд: «Тот, кто спасает одну жизнь, спасает целый мир».

 

Кстати, именно эта фраза стала слоганом его фильма о польском Холокосте «Список Шиндлера». Но с Одесской все по-другому, с этим городом у С. Спилберга особая связь, ведь его дед по матери Файвл Познер со своим братом Борисом уехали в Новый свет именно из Одессы.

- Я вырос с идишем и русским языком в доме, - признается Спилберг. И добавляет, что не одну ночь он провел в размышлениях о событиях, которые принесла война, происходивших в том числе и в Одессе. Представляя о страшной участи его одесских родственников, если бы они не успели вовремя эмигрировать.

Теперь Спилберг хочет снять продолжение фильма «Список Шиндлера». Площадкой для киноленты должна стать Украина – режиссер уже присылал в Одесскую психбольницу свою команду, чтобы изучить старинную лечебницу.

Мертвецы рядом с живыми

«Список Шиндлера» - историческая драма, в которой рассказывается о немецком бизнесмене, члене НСДАП Оскаре Шиндлере, который спас от гибели во время Холокоста более тысячи польских евреев. В одной из самых ярких сцен Холокоста была представлена Украина, ведь наша страна занимала первое место по количеству живущих евреев в Европе и второе в мире. Одесская Слободка в годы Второй мировой стала серьёзным плацдармом для антисемитов. Долгие 907 дней в 1941-1944 годах город был оккупирован немцами и румынами. Этот период был самым тяжелым для одесских евреев. В 41-м вышел приказ о том, что все евреи должны быть интернированы в гетто, как «общественно опасный элемент, подлежащий изоляции». Позже издаются приказы, направленные против оставшегося еврейского населения, об обязательной явке в тюрьму всех мужчин от 18 до 50 лет; об обязательной регистрации драгоценностей; о ношении отличительного знака шестиконечной жёлтой звезды. А 10 января 1942 опубликован приказ румынских властей о создании гетто на Слободке — отдаленном пригороде Одессы.

Узница гетто Лидия Слипченко вспоминает: «После появления приказа об изоляции в сторону Слободки, которая первоначально якобы предназначалась местом жительства для евреев, несколько дней двигались толпы людей. На территории Слободского рынка валялось множество трупов замерзших и раздавленных лошадьми. Напротив, в здании бывшей школы, окруженном часовыми, где были выбиты все окна и задувал свирепый ветер, нашли временный приют несколько сотен людей. У них не было ни воды, ни пищи. Они лежали на полу рядами, тесно прижавшись друг к другу, дети плакали. Больные стонали, вперемешку с живыми лежали мертвецы, которых никто не убирал».

- В стенах психлечебницы на Слободке находился штаб румынской полиции для советских военнопленных. Больница полностью была увита колючей проволокой и внешне более походила на тюрьму, - рассказывает Виктор Пахмурный, доцент кафедры психиатрии, который уже более 40 лет трудится в лечебнице. – Действительно, заведовал в те годы больницей профессор Евгений Шевалёв, ученый, педагог, профессор и спаситель тысяч жизней…

Прятал евреев в больнице 

В больнице вспоминают, что, профессора потрясли зверства румын и массовые убийства евреев. И Е. Шевалев придумал хитроумный план.

- Он прятал евреев в больнице под видом душевнобольных, а сам помогал им делать румынские документы на подставные имена,- рассказывает Константин Рябухин, заведующий отделением №7 психлечебницы. – Для каждого пациента Шевалёв придумывал свою историю болезни, избегая неизлечимых диагнозов, потому что по фашистской идеологии такие пациенты уничтожались. Когда с проверками в больницу хотели наведаться захватчики в поисках евреев, Шевалев их приглашал, но предупреждал, что в больнице эпидемия тифа и малярии… у оккупантов сразу пропадало всякое желание заходить в палаты.

Среди спасенных евреев были и сами сотрудники психлечебницы – это санитар Михаил Гершензон и медсестра Гита Вексельман, документы которых также подделали с помощью сына профессора. Сын врача - Андрей приводил в укрытие своих друзей, в частности однокурсника Владимира Тендлера, который чудом сбежал из колонны депортируемых в лагерь смерти. Профессор объяснил Владимиру как именно симулировать симптомы психической болезни, чтобы походить на пациента.

- Кого бы не встречал Андрей из бывших одноклассников, знакомых и старых друзей, старался спасти каждого, - продолжает К. Рябухин. – Так он помог 17-летней Лилии Раппопорт, бывшей партизанке из добровольческих отрядов во время обороны Одессы. Юная еврейка чудом избежала кровавой бойни на хуторе Стадная балка, где на её глазах убили всю семью. Для неё Шевалёвы придумали диагноз аутизм. С этим мнимым диагнозом Лилия находилась в больнице до самого окончания войны, а после она даже стала изучать психиатрию.

Точное количество евреев, выживших благодаря семье профессора Шевалева и преданным ему сотрудникам, неизвестно. Однако считается, что речь идет о сотнях спасенных жизней. В СССР о подвиге профессора почему-то не говорили. Только 12 апреля в 2001 году в Иерусалиме работники института при национальном мемориале Холокоста посмертно признали профессора Евгения Шевалёва и его сына Андрея Праведниками народов мира.

Больше некому оставить

Врачи рассказывают, как пять лет назад в больницу пришла женщина преклонных лет, она представилась невесткой профессора Шевалёва и протянула врачам несколько фотографий и документов.

- Возьмите, пусть память о профессоре будет храниться у вас, больше некому оставить, - сказала она и поспешно удалилась.

Учитывая, что информации о профессоре сохранилась немного, полученные документы сотрудники больницы ценят на вес золота. Врачи показывают папку с бумагами, старинными документами и фотографиями. Первый листок - генеалогическое дерево семьи Шевалёвых, нарисованное  от руки. Судя по рисунку - профессор пятый  ребёнок в семье и отец пятерых детей. Все члены семьи имеют высшее образование и научную степень в разных областях науки.

Несколько раритетных фотокарточек с рисованными логотипами фотоиндустрии того времени: «Фотография Рембрандтъ, Одесса Дерибасовская улица, дом Хакаловской». На одной из них, профессор Шевалев с модными на то время усами, слегка закрученными кверху.

– Вспоминается известная фраза: таких лиц сейчас не носят, - говорят в больнице. – А ведь и правда – это лицо человека, отражающее другую эпоху, лицо мужчины, который станет героем!

Медики рассказывают, как недавно в больницу на слободке наведывались представители Спилберга, которые изучали документы и осматривали помещения.

- Они особо не раскрывали цель своего приезда, но один из членов группы проговорился, что Спилберг рассматривает вариант – снять фильм об одесском враче, - говорят в отделении.

Врачи не исключают, что вторую часть «Списка Шиндлера» частично могут снимать на историческом месте – психиатрической больнице на Слободке. А пока медперсонал бережно хранит фото семьи Шевалёвых и благодарственное письмо Стивена Спилберга его сыну – Андрею: «Уважаемый господин Шевалёв! Поделившись с нами своими воспоминаниями о том, что Вам довелось пережить в годы Холокоста, Вы дали поколениям возможность ощутить свою личную связь с историей. Ваше интервью будет тщательно сохранено, как важная часть наиболее полезной библиотеки воспоминаний из когда-либо собранных. В далёком будущем люди смогут увидеть лица, услышать голоса, узнать о судьбах. Они смогут слушать и учиться, и всегда помнить.

 

Маргарита Маслова

 

 

Оцените материал

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых