aif.ru counter
07.04.2010 00:05
46

Режиссёр Алексей Попогребский. Антипопкорнфильм

Сюжет Кино

Новая картина Попогребского «Как я провёл этим летом» получила сразу три награды на престижнейшем Берлинском кинофестивале. Немцы окрестили фильм «полярным триллером». Режиссёр спорить не стал. Действие его ленты разворачивается на реальной действующей полярной метеостанции в окружении реальных белых медведей. В кадре нехитрые, но удивительно живописные полярные пейзажи (фильму дали Серебряного медведя за операторскую работу) и два героя (актёры Сергей Пускепалис и Григорий Добрыгин - оба получили по статуэтке за лучшую роль). Несмотря на внешнюю простоту, картина Попогребского держит зрителя в напряжении - уж больно сложные психологические коллизии приходится разрешать главным героям. 1 апреля фильм вышел в прокат.

Полярники - ценный материал!

«АиФ»: - Алексей, почему всё-таки вы так неграмотно назвали картину?

А.П.: - Грамматика фразы «Как я провёл этим летом» неслучайна - это название с «двойным дном». Чтобы узнать, с каким именно, надо посмотреть фильм.

«АиФ»: - Как вас, сугубо городского жителя, на Север занесло? Экзотику искали? А обычной городской историей зрителя уже не зацепить?

А.П.: - Так получилось, что полярная тема увлекает меня с раннего детства. В семь лет попала в руки книга «Записки полярного лётчика», которая меня невероятно потрясла. Будучи городским ребёнком, я после этого перечитал, наверное, всю литературу о полярниках, какая только имелась в Советском Союзе. Причём это была не беллетристика, а документы - мемуары, записки, дневники. Опыт людей, которые жили и работали на полюсе, был для меня настолько невообразим, восхитителен, что я зачитывался их воспоминаниями как научной фантастикой. Уже осознавая себя режиссёром, я вдруг понял, что полярники - это кладезь материала для киноистории. Освежил свои знания по данной теме, вновь перечитал массу книг, документов. И в фильм вошло очень много деталей, которые имели место в реальности.

«АиФ»: - Вы снимали в экстремальных условиях. Опасные ситуации случались?

А.П.: - Их было более чем достаточно! Чего только стоили белые медведи! Большего ужаса - когда за 15 километров от базы я один на один повстречался с медведем - я в жизни не испытывал. Другой медведь как-то пытался залезть ночью к нам в окно на станции. Мы его факелом гоняли... Или плывём как-то на лодке, а рядом огромная часть скалы обрушивается. Чудом уцелели... В другой раз, плывя на маленькой лодчонке, встретили кита. Да много там всего было. Сейчас вспоминаю некоторые эпизоды, и волосы дыбом встают.

«АиФ»: - Время от времени действительно качественные, талантливые картины, к коим уверенно можно отнести вашу, всё же появляются. Они собирают призы на фестивалях, получают высокие оценки критиков, прессы. А дальше-то что?! Зритель их не видит! Напрашивается риторический вопрос: зачем тогда вообще всё это нужно?

А.П.: - Основная проблема нашего кино - это неправильный прокат фильмов, которые не относятся, грубо говоря, к разряду «попкорновых» (то есть лёгких, развлекательных). Мой предыдущий фильм «Простые вещи», который, как вы говорите, также был обласкан фестивалями и критиками, в прокат вышел всего 15 копиями. В кинотеатрах его практически никто не видел. Но когда картину показали по центральному каналу, её посмотрели миллионы. Рейтинг был колоссальный. Это означает, что зритель готов смотреть фильмы, которые считаются нестандартными, некоммерческими! Он хочет видеть на экране кино, которое не только развлекает, но и заставляет думать!

Однако информация о таких фильмах до аудитории почти не доходит. В афише кинотеатров - сплошь высокобюджетные блокбастеры, о которых народу все уши прожужжали с экрана телевизора. Лишённые выбора, они вынуждены идти на эти боевики, фэнтези или комедии.

В случае с моей новой картиной есть все шансы донести её до максимально широкой аудитории: она выходит тиражом в 105 копий, причём они не будут сконцентрированы исключительно в Москве. Мы надеемся на длительный прокат - не менее полугода.

«Новая волна»

«АиФ»: - Вас наряду с такими режиссёрами, как К. Серебренников, Б. Хлебников, В. Сигарев, А. Прошкин, Н. Хомерики и др., называют представителями «новой волны». А в чём, по-вашему, заключается суть этой волны?

А.П.: - Я раньше упорно открещивался от своей принадлежности к какой-то общности и вообще отрицал существование самого понятия «новая волна режиссёров». Так было до тех пор, пока в прошлом году я не попал на фестиваль «Кинотавр». Где с удивлением для себя обнаружил, что две трети конкурсной программы фестиваля представляют режиссёры, которые являются моими сверстниками, друзьями. Как ни парадоксально, это новое поколение в кино объединяет исключительная индивидуальность. У каждого свой узнаваемый почерк, каждый максимально честно говорит о тех темах, которые его искренне волнуют. Отсюда появляется ощущение общности, ощущение волны. Но в нынешних условиях она может раствориться буквально на наших глазах в самое ближайшее время. Схема финансирования кино изменилась таким образом, что в прошлом году почти никто из режиссёров этой «новой волны» не смог запуститься с новой картиной. И я очень сомневаюсь, что они смогут это сделать в текущем году. Печально это…

«АиФ»: - Вы по образованию психолог. Вам это больше помогает или мешает в работе над фильмами?

А.П.: - На мой взгляд, всё, что обычно подразумевается под тонким психологизмом в кино, не имеет никакого отношения к реальности. Я семь лет серьёзно занимался психологией, и это дало мне некую прививку от усложнения того, что может быть жизненнее, проще.

Досье

Алексей Попогребский родился в 1972 г. Окончил факультет психологии МГУ. Работал переводчиком. В 1997 г. дебютировал в кино с короткометражным фильмом «Мимоход». В 2003 г. успешно заявил о себе полнометражной картиной «Коктебель», снятой вместе с Борисом Хлебниковым. Фильм получил множество призов, равно как и его вторая работа «Простые вещи».

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых