aif.ru counter
96

Гость «Молодости» режиссер Ульрих Зайдль: Украинцам в Европе не рады

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. Аргументы и факты в Украине 23/10/2013 Сюжет Кино

В Киеве проходит международный кинофестиваль «Молодость». Как правило в это время съезжаются неординарные режиссеры со всего мира. Кто побаловал своим присутствием в этом году?

К. Войцик, Одесса

В рамках МКФ «Молодость» в этом году зрители увидели авторские картины скандального и неординарного австрийского режиссера Ульриха Зайдля. Его ленту «Импорт-экспорт» об украинских работниках в Европе номинировали на Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля. Трилогию «Рай» отмечали в Каннах и на Берлинале, а один из фильмов серии стал призером Венецианского фестиваля.

Американские триллеры и блокбастеры заполонят Украину >>

С Украиной Зайдля связывает первая его успешная игровая картина. Режиссер пришел на интервью с корреспондентом АиФ из кинозала, где демонстрировали вторую часть его трилогии «Рай: Вера».

Право выбора

– Скажите, как вы воспринимаете собственные картины – с точки зрения создателя или зрителя?

– Первые несколько минут я проверяю качество пленки и картинку на экране. Также наблюдаю за реакцией зрителей. Каждый видит свое кино. Любой человек воспринимает его через собственные переживания и опыт. Смотрим один и тот же фильм, а видим разное. Для меня картина – это процесс длиной в несколько лет, я вижу его в процессе монтажа тысячи раз и в зале уже не могу абстрагироваться.

В Киеве идут съемки фильма «Тевье-молочник» >>

– Главные герои трилогии «Рай» – женщины. Почему? Для вас важен гендерный вопрос?

– Для меня это не вопрос. Он меня не интересует. Я рассказываю о людях, а не о борьбе между полами и их разделении. Мне непонятны определения вроде: «Мужчины с Марса, а женщины – с Венеры». Я снял фильм о женщинах, потому что так захотел.

Экономика искусства

– Фильм «Импорт-экспорт» вышел накануне кризиса, в 2007 году. У него экономические название и основа. Сейчас кризис для многих кинематографистов стал темой.

– Можно сказать, что картина кое-что предсказала, и это усиливает ее значение. Я показывал экономическую разницу между Западом и Востоком и общеевропейскую ситуацию. Похожую историю, впрочем, можно было снять и о поляках, которые едут на заработки в Ирландию. Но сегодня ситуация уже заострилась настолько, что испанцы приезжают в Австрию. Такого раньше не было.

– Экономический кризис сдерживает украинский кинематограф, как когда-то советский кинематограф сдерживала политика. Вы ощутили это?

– Для меня как для человека, который изучал киноискусство, фильмы таких режиссеров, как Эйзенштейн и Тарковский, всегда были важны. Раньше в Европе у кино было особое место, у него был авторитет. Это сейчас фильмы разрываются между компьютерами, планшетами и телевизорами, и, в конечном итоге, непонятно где находятся. Раньше, будучи молодыми, мы ждали фильмов Кубрика, Феллини, Пазолини. Сейчас все изменилось. Нельзя сказать, что экономический кризис ослабил кино. Просто пришло другое поколение со своим отношением. Они не ходят в кино, а скачивают его. Мои фильмы, да и многих других режиссеров, все же для большого экрана. Тут разница, как между репродукцией в каталоге и оригиналом картины в музее.

Кроме того, рельеф кинематографа изменили технический прогресс и Голливуд, который имеет власть, деньги и тотально владеет миром.

Фото УНИАН

– Происходит глобализация. Может ли быть откат и все вернется на прежние места?

– Нет, скорее всего, кино станет не для всех. Хотя изначально оно и было массовым, в будущем это будет элитарным, не массовым событием.

– Как такие процессы могут повлиять на жанры? Фильмы станут легче?

– Они и так в основном легкие. Американская система развлечений как раз и занимается тем, чтобы наводнить мир своим контентом. У фильмов, подобных тем, которые снимаю я, другая цель. Но, например, всемирно известная Венская опера получает на свою поддержку намного больше государственных средств, чем все австрийское кино вместе взятое. А ведь мои фильмы смотрит больше людей, чем ходит в оперу. То есть вопрос еще и в том, куда будет двигаться культурно-политический процесс. В любом случае нельзя сравнивать серьезное кино и индустрию развлечений. Пока контент настроен на массовость, уровень картин будет низким. Мы не хотим этого признавать, но посмотрим правде в глаза – настоящее искусство элитарно.

Далекий Запад

– Вы не раз были в Украине. Она меняется?

– Не могу ответить на этот вопрос. Я не могу сказать что-то о стране, которую знаю мало. Лет десять назад я здесь бывал часто, но прошло много времени, и я не знаю, что сейчас происходит.

– Происходит то, о чем вы снимали фильм «Импорт-экспорт». Люди уезжают на заработки. Именно они представляют Украину в Европе. В западном направлении движется и политический процесс в стране. Как полагаете, захотят ли нас видеть?

– Хотите знать правду? Нет. Ситуация паршивая. У австрийцев и других европейцев головы забиты прошлым. Тем, что было сто лет назад и даже раньше. Когда-то Австрия была смешанной страной, еще во времена Габсбургов. А потом появился СССР, прошла Вторая мировая война, у вас был железный занавес, и это сотворило такое в умах, что восточных европейцев не рассматривают как европейцев. Перелет из Вены в Одессу занимает столько же времени, сколько из Вены в Амстердам. Одна часть мира. Но Амстердам в представлении европейцев близко, а Одесса – далеко. Для них поехать туда, все равно, что совершить кругосветное путешествие. Сегодняшние австрийцы чувствуют, что их выживают иностранцы. Хотя все это – фантазии, ведь если нет спроса на рабочую силу, то ее никто не будет предлагать.

Кроме того, существует капиталистическая система, которая расчеловечивает. Ну вот, например, есть предприятие, на котором работает сто человек. Владелец захочет открыть филиал на Востоке, ведь люди там будут работать так же хорошо, как в Европе, но за меньшие деньги. Никаких моральных норм. Сейчас речь идет только о выгоде.

Досье

Ульрих Зайдль родился в 1952 г. в Вене. Изучал историю искусств и драмы, журналистику. В 1978 г. поступил в Венскую киноакадемию, из которой его выгнали в 1980 г. после документального фильма «Выпуск-ной» (Der Ball), о традиционном карнавале, который устраивают старшеклассники в маленьком австрийском городке. Зайдль режиссировал девять документальных фильмов и в 2001 году состоялся дебют в игровом кино – с фильмом «Собачья жара», за который получил специальный приз Венецианского кинофестиваля.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых