324

Евгений Евтушенко: «Сегодня людям прививают дурной вкус»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. Аргументы и факты в Украине 23/01/2013 Сюжет Персона
Фото: Униан

Киев, 24 января – АиФ Украина. На днях в Киеве побывал Евгений Евтушенко. Знаменитый советский и российский поэт приехал в Украину, чтобы принять участие в совместном концерте с государственным академическим оркестром «РадиоБенд Александра Фокина «Музыка поэзии».

Музыкально-поэтический вечер во дворце «Украина» был посвящен 80-летнему юбилею поэта. В концерте звучали произведения в авторском исполнении живого классика и песни, написанные на его стихи. «АиФ» удалось пообщаться с Евгением Александровичем накануне выступления.

«Толпу можно повести куда угодно»

- Евгений Александрович, актуальны ли в наши дни настоящая поэзия, большое искусство? Неужели их слышат?

- Кто-то слышит, кто-то - нет. Сегодня людям прививается дурной, плохой вкус. Это одна из самых страшных вещей. Представляете, в России в который раз за Жириновского голосуют 8 млн человек. Это страшно. А в Киеве - стольном граде - на ура встречают Филиппа Киркорова с песней: «Банька моя, я твой тазик!». И встают, и аплодируют, и готовы лобызаться... Иной раз даже не вслушиваются в слова: просто аплодируют в ритм - и больше ничего. Страшное стадное чувство ритма. Таких людей, такую толпу можно повести куда угодно.

Я почему по-прежнему люблю вечера поэзии? Потому что на них я все время вижу подтверждение того, что хороших людей все равно на свете гораздо больше, чем плохих. Я люблю читать перед людьми. Читатели, которые ходят на поэзию, - это не те, кто доходит до истерики или исступления и бьется в экстазе.

- Дурной вкус - это опасно?

- Сейчас появилось одно выражение, которое, как ни странно, я часто после кризиса встречаю и у нас, и в США. Вот встретились люди, жалуются на что-то, обсуждают наболевшее. И вдруг: «О-о-о! Простите, я маленький человек, я этого не решаю, это не моя компетенция». При перестройке в СССР этого не говорили. И в США при Кеннеди этого тоже не было. Каждый человек был личность.

Сейчас все боятся, самоустраняются. Чего? Люди дико боятся быть уволенными. Животный страх перед неизвестным завтра - голодным, неуютным. И это жутко. Отчаяние, паника, безработица, животный страх человека парализуют вкус. Люди становятся дикой толпой. Состоящая из отдельных неплохих индивидуумов, в целом она внезапно превращается в монстра, пожирающего и растаптывающего самое себя. У нас это - наследие сталинских времен. Помните: «Оттуда, сверху - не приказали. Значит - не положено!».

- Может ли поэт что-то сделать с этим монстром?

- А как же! Может. Не в одиночку, правда. Вспомним Окуджаву: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть по-

одиночке!». Разве этого мало? Увы, люди порядочные и светлые чаще разъединены - мерзавцы объединяются быстрее.

Но в поэзии, в искусстве - великое объединяющее начало. Сегодня, правда, нам не хватает больших писателей. Таких, которые заставили бы к себе прислушаться. Про Льва Толстого как-то была сказана прекрасная фраза: «Если бы Толстой был жив - побоялись бы начинать Первую мировую войну». Представляете? Был человек, которого уважали, которого боялись.

Вспоминается Сахаров. У этого очень мягкого человека по натуре было великое качество: он был человеком, перед которым было стыдно. В глаза ему стыдно было смотреть. Хотя его затопывали, закрикивали - у нас же в парламенте. Но если бы все люди были такие, как Сахаров, то полиция нам была бы не нужна, понимаете?

«Человечество без проблем не может»

- Все ваши произведения пронизаны пронзительной любовью к своей земле, красивым чистым патриотизмом. Но сегодня, когда стираются границы государств, есть ли потребность в национальной гордости?

- Национальная гордость - красивое, важное понятие. Не путайте его с национализмом. Ничто так не подрывает престиж любой нации, как агрессивный национализм, попытки возвысить один народ над другим. Национализм - это клубки змей на руинах рассыпавшихся идеалов.

- В непростые времена людям свойственно ностальгировать. Сейчас многие все чаще с теплотой вспоминают Советский Союз - причем как люди, рожденные этой страной, так и совсем молодые.

- Я не ностальгирую по Советскому Союзу, который в свое время послал танки через границу братской Чехословакии, чья вина была лишь в том, что она не хотела социализма с «человеческим лицом». Правда, и сейчас я не очень много вижу человеческого в нашем капитализме. А как вообще может быть какой-то «-изм» человеческим?

Истинно человеческий строй существует именно там, где есть комбинация лучшего от социализма и капитализма. Как в свое время угадал Сахаров. Только тогда и получается приличное общество. Правда, в нем обязательно найдутся место скуке и ипохондрии, нередко ведущим к самоубийству. Человечество без проблем не может.

- Сахаров рисовал идеальное общество.

- Общество никогда не будет идеальным, потому как мы с вами никогда таковыми не будем. Идеальное - это разве что общество каких-то кастратов, скопцов, каких-то иисусиков. Не Иисуса Христа, который был великим проповедником и борцом. Жизнь и должна быть борьба. Без этого нельзя. Но человек должен знать, за что он борется. Тогда ему под силу невозможное.

Как, например, СССР соединился на Эльбе с американцами, побеждая фашизм. Тогдашний Советский Союз и американцы, представляете? Общества с совершенно разными задачами, конфронтирующие друг с другом, разжегшие позже Холодную войну. Но ведь соединились.

А какое мы общество сегодня строим? Это очень важно понять. Какие моральные концепции выдвигаем? Должна быть мораль общества. Не ханжеская. И не «политкорректная», этакая прогибающаяся. Вот Америка, например, запуталась в собственной политкорректности. О том, о чем еще вчера было невозможно говорить вслух, сейчас кричат на всех углах. Те, кто день назад был презираем, сейчас на высоте и в моде. Не поспеть...

«В режиме холодного мира»

- А какими вам видятся сегодняшние взаимоотношения этих двух миров: западного и славянского?

- Сейчас мы живем в режиме холодного мира. Откровенной напряженности нет - и оснований для нее нет. У человечества и так достаточно врагов: болезни, природные катаклизмы, наркомания, терроризм. Пришло время сплотиться опять - и большим таким сообществом навалиться на все проблемы. А не тянуть в разные стороны маленькие нации, раздирая их в разные стороны. Большие звери должны, как в джунглях, выполнять закон выживания, защищать более слабых и не давать им ссориться. Но при этом не быть жандармами и не бороться друг против друга.

- Вы уже чувствуете себя в США своим? Как относитесь к американцам? Неприязни нет?

- Как я могу ненавидеть американцев, если мои

18-летние дети из ковбойских семей (студенты, которым поэт преподает. - Ред.) плачут, видя умирающего Папанова в ленте «Холодное лето 53-го»?

- В последние годы вы в Украине гость нечастый. В то же время среди наших соотечественников - десятки тысяч ваших поклонников. Что помните об Украине?

- Многое помню и многим дорожу. Я вырос в украинско-польской среде. Мои бабушки говорили на этих языках. А пели как! Уникальные, потрясающие украинские песни. Кстати, первым поэтом, которого я любил, был не официально задаваемый в школе Пушкин. Я шпарил на память всю «Гупаливщину» Тараса Шевченко. Мне она очень нравилась почему-то. По-прежнему обожаю украинский язык и, кстати, украинскую кухню. К тому же, я учился вместе с Линой Костенко в институте, познакомились с ней еще в сталинское время. Но даже тогда она была вот так же тверда, неприступна и сурова к любой пошлости. И такой осталась.

ДОСЬЕ

Евгений ЕВТУШЕНКО - советский, русский поэт, прозаик, режиссер, сценарист и актер. Автор 18 поэм и 18 сборников стихов, а также исторических повестей, романов, публицистических произведений. На его стихи написано около 70 песен. Наряду с Булатом Окуджавой, Беллой Ахмадулиной, Робертом Рождественским, Андреем Вознесенским Е. Евтушенко стал участником движения поэтов-шестидесятников, ознаменовавшим собой знаменитую «хрущевскую оттепель». Живет в США, где преподает русскую литературу.

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых