aif.ru counter
Светлана ГОЛЛАНДС 95

Ева Бушмина: «Меладзе просто устал от «ВИА Гры»

Солистка группы рассказала «АиФ» о том, почему коллектив распадается, и чем она займется «на

Новость о распаде группы «ВИА Гра» не на шутку взбудоражила поклонников поющего девичьего трио. «АиФ» пообщался с Евой БУШМИНОЙ – одной из участниц коллектива, которая поет в нынешнем составе без малого три года.

Теория распада

- Ева, правда ли, что группа распадается? Почему?

- Да, к сожалению, это правда. Тут ничего уже не исправишь, потому что это – решение создателя коллектива. Естественно, это все произошло не вчера и не неделю назад – мы все очень долго это взвешивали и обдумывали, и Константин (Меладзе – Ред.) в итоге принял решение и заявил об этом на две страны – Россию и Украину. Наверное, ему нужно немного подзарядиться. 13 лет – это очень много и долго, ни одна группа, наверное, не была на такой вершине успеха. А ему это удавалось. Возможно, человек просто устал. Такая тоже может быть позиция. И нужно ее принять, мне кажется.

- Вы в группе уже почти три года. Насколько ощущалось, что коллектив выходит на свой финиш, выдыхается? Например, слишком частая смена состава группы – это разве не сигнал?

- Коллектив «ВИА Гры» менялся всегда – на протяжении всех 13 лет. Ничего нового я не увидела. Я просто работала, с удовольствием, с наслаждением. Я люблю эту группу, этот стиль. Мне больно и где-то жалко, что все так заканчивается. Но сейчас мне нельзя расслабиться и мучиться от того, что распадается группа «ВИА Гра». Сейчас надо мобилизовать все свои силы, навыки, все, чему я научилась. Мне это очень скоро пригодится. Страдать некогда. Думаю, я справлюсь.

- Но сплетни о том, что группа распадается, на протяжении всего этого времени появлялись не раз. Однако «ВИА Гра» продолжала существовать. Складывается впечатление, что это очередной пиар-ход.

- Я думаю, если бы это был просто пиар-ход, Константин не принимал бы в нем участия – в этом заговоре или шутке, назовите, как хотите. Мы понимаем, что он не стал бы бросать слова на ветер. Коль уж появилось официальное заявление – тут не приходится говорить ни о каких слухах.

- А может, это всего лишь перезагрузка, и завтра мы увидим все тот же коллектив, но уже в другом формате?

- Об этом тоже речь не идет. Но, думаю, о таких вопросах нужно разговаривать с Константином. Группа – это он, это полностью плод его трудов. Он создает нас, наши образы, все, что мы делаем. Как только он говорит «нет», это не означает, что мы можем существовать как-то отдельно. Как говорится: «Я тебя породил – я тебя и убью!».

Сейчас ничего нового, думаю, не планируется. Самое печальное: он не попросил у всех, мол, дайте мне полгодика, я отдохну – и приступим с новыми силами. Он четко сказал: «Нет!». И в этой категоричности есть какая-то решительность, потому что он наверняка принял для себя решение. Есть в этом и нечто устрашающее – для многих это удар.

Школа молодого бойца

- Ходили слухи, что атмосфера в коллективе была очень жесткая, и каждый, кто не мог под нее подстроиться, вынужден был покидать группу.

- Когда человек хочет, он научится работать в любых условиях – и будет работать, мне так кажется. Было бы желание. Человек – такое существо, что привыкает как всему. И нечего пенять на условия или на учителя, который почему-то оказался плохим. Это я воспринимаю как «отмазку».

Мне тоже было сложно, когда я только пришла. Но я взяла себя в руки и поняла: это моя работа, мой шанс. И других вариантов не было. Я поняла: все, что я сейчас смогу усвоить и понять – все будет моим. Старалась наблюдать за девочками, максимально общаться с Костей, понять, куда движутся его мысли. Хотя это как раз невозможно (смеется).

- Если у Константина возникнет новый проект и он вас пригласит – пойдете?

- Все будет зависеть от того, какой проект, на каких условиях. Но в целом я никогда не против в будущем посотрудничать с Константином. Это же не расставание навсегда.

- Чему вы научились в коллективе?

- Я многое уже знала – я ведь пришла не с улицы, это моя профессия. За плечами у меня – эстрадно-цирковая академия. У меня были навыки и сценической речи, и актерского мастерства, и хореографии.

В «ВИА Гре» я поняла, что нужно быть единым целым с коллективом, нельзя позволять самодеятельность. Я долго наблюдала за девушками: как они себя ведут, как проходят концерты. Возникло ощущение большой ответственности. Чему я еще научилась – так это выдержке. У нас постоянно были жесткие гастрольные маршруты, плотнейший график. Бывали мы во всех частях света. Теперь я знаю, что могу накраситься в любых условиях и выглядеть сногсшибательно, какой бы перелет накануне ни пережила, сколько бы ни спала. Это была прекрасная школа молодого бойца, которую я прошла!

- Поговаривали, что участницы группы приходили в нее заработать имя и денег, у кого-то якобы есть даже яхты-виллы и т.п. Вы заработали на виллу?

- Участие в «ВИА Гре» – это действительно творческий трамплин. Все, кто прошел через эту группу, уже имеют определенный знак качества. Значит, это хороший артист. И, думаю, все участницы, очень довольны, что в их судьбе был такой момент.

Что же касается слухов о заработках... Мне всего хватало и хватает. Естественно, у нас достаточные зарплаты для того, чтобы мы имели возможность и ухаживать за собой, и ездить на машине, и жить на хорошем уровне. Все должно соответствовать: и зарплата, и уровень жизни. А вот яхты-виллы – это прямо совсем сказка. Ни об одной из девушек я не слышала, чтобы она заработала на яхту или виллу.

Когда страшно – это круто

- Как планируете жить дальше?

- Я уже думаю над этим и готовлю свой сольный проект. У меня есть еще масса образов и задумок. Я уверена: все доскажу, чего не успела сказать в «ВИА Гре». И все это наверняка будет в немного новом, другом ключе.

- Ваш проект будет с участием Константина?

- Нет. Это будет сделано полностью моими силами и на моей совести. Все будет зависеть только от меня. Смогу проверить свою интуицию, свой вкус.

- Не боитесь отправляться в самостоятельное плавание? Шоу-бизнес – штука жестокая.

- Вы знаете, это так круто, когда страшно! Значит, есть еще задор, отвага, понимаете? Потому что когда не страшно – уже и неинтересно, скучно становится.

- Будете создавать группу или начнете сольную карьеру?

- Наверное, после группы «ВИА Гра» создавать группу мне было бы очень непросто. Это определенная планка, уровень. Вряд ли создам такую группу, которая переплюнет этот коллектив. Буду начинать как сольный артист.

- А на телевидении появиться не планируете – например, в роли ведущей какого-нибудь ток-шоу?

- Если впоследствии получится – это будет интересно и приятно.

- Вы уже прекращаете концертную деятельность?

- Нет, мы будем дорабатывать до Нового года – у нас концерты расписаны очень плотно. Наши поклонники еще увидят массу интересного. Их ждет много сюрпризов – мы еще появимся и в журналах, и на сцене в своем нынешнем составе. Нас же еще не закрыли.

- А отношения с Константином будет поддерживать?

- Мы недавно с Константином разговаривали, обсуждали, в каких вопросах он сможет мне помочь. Для меня это очень важно. Этот человек в какой-то момент решил мою судьбу, дал мне огромные возможности, за эти три года он обеспечил мою жизнь, мое существование, мое пребывание на сцене. Естественно, мне всегда будет интересно и полезно знать его мнение о моей работе. Он пообещал мне помогать, поддерживать меня.

С другой стороны, я не буду слишком злоупотреблять: прекрасно понимаю, что он не может заниматься всеми, кем ему бы хотелось. Нас, талантливых, очень много, а он такой один. И его нужно беречь.

- Что планируете на Новый год?

- Во-первых – работать, как всегда. Артисты всегда проводят новогоднюю ночь на сцене. Где конкретно будем выступать в этот праздник, еще точно неизвестно, но уверена – это будет запоминающееся шоу. А вообще, я обожаю Новый год, радуюсь ему, как ребенок. Сама бы я с удовольствием отдохнула где-нибудь в Лапландии, в окружении зимы и чистого снега, хочу дышать свежим воздухом, наслаждаться тишиной, встречать утро у камина под пледом.

Смотрите также: