aif.ru counter
409

Шут народный25 лет назад умер Тарапунька

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Аргументы и факты в Украине 06/12/2011 Сюжет Персона

Он много курил, по две пачки в день, из-за чего барахлило сердце. На последних гастролях в Ужгороде его со сцены увезли в больницу с инфарктом. Когда выписался, на вокзале в ожидании киевского поезда не удержался и... затянулся сигаретой. Но тут же схватился за сердце и упал. Через мгновение артиста не стало.

Его многолетний сценический партнер Штепсель (Ефим Березин) никогда не курил. Они вообще были разными. Может, благодаря этому дуэт и смог так долго и успешно просуществовать на сцене. Об этом - в воспоминаниях вдовы Тарапуньки Юлии ПАШКОВСКОЙ, которыми она делится с «АиФ».

Возвращение в Полтаву

Символично, что мегапопулярный в СССР дуэт юмористов перестал существовать на закате советской эпохи. В суматохе бурных перемен их уход со сцены остался почти незамеченным. Лишь иногда бывшие поклонники артистов говорили, мол, что-то давно не слышно Тарапуньки и Штепселя.

«Я тяжело пережила уход Юрия Трофимовича, - рассказывает Юлия Пашковская. - В тот момент я и забыла, что однажды он просил после смерти кремировать его и похоронить в Полтаве рядом с родителями. Все оргвопросы, касающиеся траурной церемонии, решали Ефим Березин и наши сыновья. И Юру похоронили в Киеве на Байковом кладбище. Только спустя некоторое время я вспомнила о «завещании» мужа. Только что уже сделаешь? Но три года назад все же удалось вернуть память о Юре на его родину, в Полтаву. В тамошнем краеведческом музее обустроили постоянно действующую выставку, посвященную Тарапуньке и Штепселю. Это единственная в Украине дань памяти знаменитому дуэту».

На стенде много фотографий, черновики диалогов, написанные рукой Юрия Тимошенко, его часы, очки, вышиванка и гармошка. После того как в 2004 году в Израиле умер Ефим Березин, Пашковская пыталась организовать музей артистов в столице. Чиновники обещали помочь, но так ничего и не сделали. Полтавчане же сами проявили инициативу.

Тимошенко и Березин - одногодки, оба родились в 1919 году. Познакомились в студенческие годы в Киевском театральном институте. На талантливых парней с ярким юмористическим уклоном обратили внимание тогдашние корифеи украинской сцены Наталья Ужвий и Амвросий Бучма. Они и посоветовали идти на эстраду. Первые сценические образы Ефима и Юрия - театральный осветитель и милиционер. Во время войны они выступали в роли повара Галкина и банщика Мочалкина. А в послевоенное время появились Тарапунька и Штепсель.

«Юра переписывался с Александром Довженко, - вспоминает Юлия Максимовна. - Великий режиссер и посоветовал ему взять псевдоним Тарапунька. Так называется речушка под Полтавой. А Штепсель - это идея самого Фимы, решившего оттолкнуться от своего первого сценического образа театрального осветителя. Кстати, в благодарность за подаренный мужу псевдоним старшего сына мы назвали Александром - в честь Довженко».

Друг за друга - горой

Родители Тарапуньки были школьными учителями. В его семье до сих пор хранится задачник для начальных классов, написанный на украинском языке отцом артиста Трофимом Тимошенко и изданный в 1918 году. Юрий очень гордился книжицей и с присущим ему юмором любил почитать вслух простенькие задачки о яблоках, орехах и деревьях.

Юлия Пашковская - певица, она стала выступать с дуэтом, который был уже на пике славы, в 1960 году. А в декабре 1961-го они с Тарапунькой поженились. Невеста была на 16 лет моложе жениха. К тому времени отца Юрия Трофимовича уже не было в живых - Юлия знала только его маму Дарью Петровну, которая происходила из рода композитора Н. Лысенко. А во время гастролей в Одессе познакомилась и с «дядей Йосей» Березиным - отцом Ефима. Он всю жизнь работал билетером в Одесском драмтеатре, благодаря чему Ефим с детства и пристрастился к сцене.

Супруга Ефима Розита, по словам Пашковской, была очень мудрой женщиной. У нее на первом месте была семья - дети и муж. Впрочем, сама она тоже работала - играла в оркестре Киевского оперного театра на специфическом ударном инструменте - треугольнике.

Тарапунька и Штепсель на сцене и в жизни всегда готовы были подставить друг другу локоть. Когда Тимошенко вдруг во время выступления забывал свои слова, Березин красиво выходил из положения: «Ты, наверное, Тарапунька, хотел спросить» - и дальше подсказывал текст. В свою очередь, когда Тимошенко хотели дать звание заслуженного артиста СССР, а его другу - нет, он сказал: «Или двоим, или никому». И оба получили престижное звание. Были они и народными артистами УССР. Их документы подавали дважды и на звание народных артистов СССР, однако бумаги так и не утвердили. И артисты решили: «Хватит, не хотим. У нас и так есть народные звания - Штепсель и Тарапунька». Подтверждение того, что народ их действительно любил, - мешки писем для них, которыми заваливали трудящиеся всей страны Центральное телевидение. И то, что зарвавшихся чиновников люди иногда пугали: «Вот напишем Тарапуньке и Штепселю!».

После аплодисментов

В жизни юмористы были совсем не такими веселыми балагурами, как на сцене. «Юра любил, когда у нас было много гостей, - продолжает Юлия Максимовна. - Но быть приветливым хозяином долго не мог. Вначале хохмил и острил, но потом замыкался и уходил в себя. И, как обычно дома, садился в кресло, затягивался сигаретой и что-то обдумывал. Часто в такие моменты делал наброски новых сценических диалогов, многие из которых они придумывали с Березиным. В том числе и на английском языке - для выступлений за рубежом. А их постоянным многолетним автором был писатель Александр Каневский, брат актера Леонида Каневского, который, кстати, женился на дочери Штепселя Анне».

С курением Тарапунька боролся всю жизнь, даже пытался лечиться от вредной привычки. Но расстаться с ней так и не смог. Юрий Трофимович увлекался бильярдом, был заядлым футбольным болельщиком, собирал марки. Его страстью были гармошки, на которых он иногда играл во время выступлений. И еще он очень любил мастерить - своими руками делал шкафчики, тумбочки, табуретки.

Бурная гастрольная жизнь сводила их со многими знаменитостями. Как-то в одной компании были с Владимиром Высоцким и Мариной Влади, дружили с композитором Марком Фрадкиным, Пашковская брала уроки у Клавдии Шульженко. Многолетняя дружба связывала Тарапуньку с поэтом Сергеем Михалковым. Говорят, они были очень похожи внешне. И иногда разыгрывали новых знакомых - Михалков представлялся Тарапунькой, а Тарапунька - Михалковым.

На похоронах друга Березин произнес: «Юра, как много я хотел тебе сказать, но, прости, я впервые забыл текст». Оставшись без Тарапуньки, Штепсель пытался выступать один. Но понял, что не сможет, и покинул сцену.

В начале 1990-х Березин с женой уехали в Израиль. Там он пережил инфаркт, смерть любимой Розиты, а в последние годы у него прогрессировала болезнь Паркинсона - артист практически не ходил и еле говорил. Умер он в мае 2004 года, похоронен на тель-авивском кладбище «Яркон».

КСТАТИ

Дуэт юмористов, а с ними и Юлия Пашковская как певица, записывались на одиннадцати «Голубых огоньках» в Москве. Три раза они встречали Новый год в Георгиевском зале Кремля вместе с первыми лицами государства. Всегда занимали столик № 17 - вместе с Нонной Мордюковой и Вячеславом Тихоновым, когда те еще были женаты. «Однажды Хрущев на таком празднике пригласил меня на танец, - вспомнила Пашковская. - Но танцором он был неважным, топтался на месте. Зато муж потом долго посмеивался, мол, вожди к тебе, Юля, неравнодушны».

 

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых