aif.ru counter
100

Державин - блатной.15 июня легендарному актёру исполняется 75 лет

Сюжет Персона

Раненые зрители

«АиФ»: - Михаил Михайлович, сегодня юбилеи принято отмечать помпезно. Вы тоже так планируете?

М.Х.: - Да что вы! Я пароходов, ресторанов не заказывал. Поеду к себе на дачу, там день рождения и встречу. Тем более есть с кем. Ещё в театре отыграю спектакль. Ведь у меня и на сцене в этом году, получается, - своеобразный юбилей. Впервые я выступал перед зрителями в 5-летнем возрасте. Во время войны Театр Вахтангова, в котором мой папа, Михаил Степанович Державин, был ведущим артистом, отправили в эвакуацию в Омск. В местную больницу свозили раненых, а артисты театра устраивали им представления. Однажды на выступление привели меня, водрузили на табуреточку и объявили: «А сейчас с монологом фельдмаршала Кутузова перед вами выступит Михаил Державин». А мой папа действительно в Театре Вахтангова играл Кутузова. Но в этот раз читать его текст пришлось мне. Я до сих пор помню тех зрителей - раненых, с перебинтованными руками, ногами, головами. Когда я произнёс слова: «Враг будет побеждён!», раздался такой тихий грохот аплодисментов - раненые хлопали забинтованными ладонями.

«АиФ»: - Ваша судьба была предрешена с пелёнок?

Заголовок

Михаил Державин родился в 1936 г. в Москве. Народный артист РСФСР. Ведущий актёр Театра сатиры. Заслуженный деятель искусств Польши. Женат на народной артистке России Роксане Бабаян.

М.Х.: - Я вырос в доме, в котором жили и до сих пор живут актёры Театра Вахтангова. В соседнем от моего подъезде - Театральное училище им. Щукина, дальше - сам театр. И мне с детства казалось, что самая главная профессия на свете - это профессия артиста. Поэтому даже не размышлял над выбором, а просто перешёл из одного подъезда дома в другой - из квартиры в училище Щукина. Моими педагогами были партнёры моего папы по сцене.

«АиФ»: - Как я знаю, именно в училище вы встретили первую любовь...

М.Х.: - Да, на одном курсе со мной училась очаровательная девочка. Мы прожили с ней в браке два года. А потом разошлись по разным театрам и отношения постепенно прекратились. Мою первую супругу взяли в Театр Вахтангова, а меня - в Театр Ленинского комсомола, потому что только там давали бронь от армии. Актёры, игравшие комсомольцев, уже порядком постарели, поэтому директор театра попросил дать ему молодых артистов, но с бронью от армии.

Надо сказать, с папой моей первой жены Катюши Райкиной, Аркадием Исааковичем, был знаком даже раньше, чем с самой избранницей. Он часто заезжал в наш дом. Напротив моей квартиры жил чудесный отоларинголог, который помогал всем артистам восстанавливать голоса и лечил от ангины. Райкин частенько приезжал к нему. 

«АиФ»: - Второго тестя вы же тоже с детства знали?

- С Семёном Михайловичем Будённым я был знаком заочно. Мы, школьники, часто видели, как по Арбату проезжал товарищ Сталин. Окна его машины всегда были задрапированы, но мы знали, что это именно он, потому что на Арбате висели специальные телефоны, по которым работники спецслужб сообщали, что едет Хозяин. А мы шли из школы и слышали, как они переговаривались по телефону. Также по Арбату ездил и Семён Михайлович. Вот его всегда видел в окошке автомобиля и махал ему рукой. Его невозможно было ни с кем перепутать - всегда по усам его узнавал. Когда Нина повела меня знакомиться с папой, у меня даже мандража не было, хотя, по идее, должен был немного побаиваться. Семён Михайлович оказался необыкновенно приветливым, с колоссальным чувством юмора. Он очень любил, когда мы с актёрами, с Шурой Ширвиндтом приезжали к нему за город, играл нам на гармошке.

«Будем брать»

«АиФ»: - В третий раз не боялись идти под венец?

М.Х.: - Прежде чем сыграть свадьбу, мы с друзьями собрались дома у Александра Анатольевича, в знаменитом высотном здании на Котельнической набережной. И на балконе у Ширвиндта при скоплении знакомых фигур (были Эльдар Рязанов, Гриша Горин, Андрей Миронов) все оценили мою Роксаночку. Александр Анатольевич подошёл ко мне и шепнул: «Будем брать». И вот мы уже 30 лет вместе. У Роксаны очень мудрый характер. Она в очень хороших отношениях и с моей второй супругой Ниной Семёновной Будённой, и с моей дочерью, с моими внуками. Мы отмечаем вместе праздники, бываем друг у друга в гостях.

«АиФ»: - С вашим лучшим другом, Александром Ширвиндтом, вы вместе намного дольше, чем со всеми вашими жёнами?

М.Х.: - Я встретился с Александром Анатольевичем, когда мне было 10 лет, а ему 12. В моём доме жила семья Дмитрия Журавлёва, известного чтеца. Мы у него в квартире и познакомились. Новогодние ёлки всегда начинались с придумок семейства Журавлёвых. Помимо этого, представьте себе, для нас песню «В лесу родилась ёлочка» играл великий Святослав Рихтер, а мы ему подпевали.

«АиФ»: - Рассказывают, что прежний ваш начальник, главный режиссёр Театра сатиры Плучек, сердился, когда вы сбегали на съёмки «Кабачка 13 стульев».

М.Х.: - Плучек был строг, но справедлив. А «Кабачок 13 стульев» - это для меня и, думаю, для многих зрителей целая эпоха. «Кабачок» был программой с юмором «на грани». Конечно, ходили слухи, что его могут в любой момент прикрыть по цензурным соображениям. Но однажды на открытие здания в «Останкино» приехал Леонид Ильич Брежнев. Я тоже там присутствовал. Брежнева окружили корреспонденты, стали спрашивать: «Леонид Ильич, а какие ваши любимые передачи?» Брежнев начал перечислять: «Ну, программа «Время», конечно, спортивные выпуски…» Тут заметил меня, по-отечески приобнял и сказал: «…и «Кабачок 13 стульев». Возможно, благодаря этому заявлению мы ещё несколько лет проработали.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых