aif.ru counter
89

Любовь - это не чувства...Музыкант Пётр Мамонов о любви, царе, народе и жизни после смерти

Все материалы сюжета Персона

14 апреля исполняется 60 лет музыканту, шоумену и актёру Петру Мамонову. Накануне юбилея «АиФ» публикует фрагменты интервью, не вошедшие в документальный фильм «Пётр Мамонов. Чёрным по белому» (картина выйдет в эфир на Первом канале 13...

Про войну

Я люблю работать. А кино - это бешеный труд. Даже не знаю, с чем его можно сравнить. Потому что, когда, например, шахтёр в забое работает по 10 часов, он только руками работает. А в кино всё задействовано. И нервы, и руки, и ноги, и силы душевные. И не по 10, а по 12 часов. Мы «Остров» сняли за 40 дней. Но счастье же в преодолении, а не когда сладко и сытно. Вот иногда некоторые старики вспоминают дни войны как самые счастливые моменты жизни. Потому что человек - Божье создание, а война - это жертва. Ты отдаёшь свою жизнь за то, чтобы в твоей стране было тихо, за жизни других людей. И выше этого ничего нет.

Про царя

Досье

Пётр Мамонов родился в 1951 г. в Москве. Окончил Московский университет печати. Работал грузчиком, банщиком, лифтёром, переводчиком. Создатель группы «Звуки Му». Сыграл в фильмах «Игла», «Такси-блюз», «Остров», «Царь».

Иван Грозный не получился у меня. Что такое русский царь, понять очень трудно. Это когда одна поднятая бровь - и армии шли. Первый вариант сценария был очень страшен, настоящий триллер - с кровью, шутами. И вся наша компания боролась за то, чтобы можно было в кинотеатр пойти на этот фильм с детьми. Меня не устраивает там даже курица с отрубленной головой. Считаю, это слабая позиция. Как крик в воспитании ребёнка.

Вот отец Анатолий в «Острове» у меня получился, потому что я это знаю. По своему мелкому поводу - бросить курить или что-то ещё - я так же валяюсь, плáчу и прошу. И мне это знакомо от и до. А «Такси-блюз» мне не нравится. Он фальшивый. Так люди не жили в то время, на мой взгляд. Это типичная голливудская «Золушка».

Про кино

Новости я не смотрю, а смотрю DVD. Мы с женой очень тщательно выбираем фильмы, в основном снятые до 62-го года. Потому что в 62-м произошла так называемая сексуальная революция, и ровно с этого периода прекращается всякая благородная тематика на киноэкране и начинаются: ляжки, сиськи, мясо, насилие. Идея другая в кинематографе стала преобладать. Ушло чистое, нравственное кино, старые вестерны, посмотрев которые хочется плакать. И актёры помельчали, за исключением таких, с которыми уже ничего не сделаешь, их только убить, - Жан Габен, Лино Вентура, Стив Маккуин. Годар и Бергман - умнейшие ребята. Но зачем эти талантливые люди тащат свою неразбериху на экран? Посмотрите удивительно снятый бергмановский «Ритуал». После него повеситься хочется. Зачем снимать такое кино и тратить такие бабки? Нужно так, чтобы как у Пушкина: «И чувства добрые я лирой пробуждал».

Про народ

Был случай недавно. Женщина вышла с собачкой погулять, а муж из окна увидел, как на неё четверо хулиганов напали. Взял ружьё с резиновыми пулями, выскочил - ба-бах-ба-бах. Одному в глаз попал. И ни одна сволочь из тех, что из окна всё видели, не подписала ничего в его защиту. А хулиганы дали показания, и мужику влепили 12 лет. Защищал свою жену. Никого не убил. Иногда надо и в зубы дать. Если хам в троллейбусе обижает женщину. Конечно, в зубы. Тут же. Чем сильнее, тем лучше. Если тебя обижают - нет. Тогда правую подставь. А если другого - слабого, бессильного, - то всю кровь отдай.

Народ наш не становится хуже. Народ всегда одинаковый. Что, в 37-м году много было тех, что подписывали бумаги в защиту кого-то? Нет. Как говорил Николай Гоголь: «Общество складывается из единиц». Поэтому не надо рассуждать про народ. Лучше про себя. Спаси себя, и хватит с тебя - старая русская установка.

И до четырёх лет что-то постараться успеть вложить в детей. Только личным примером. После четырёх воспитание заканчивается. Можно только подправить.

Про веру

Слава Богу, что в 45 лет я к вере пришёл и хоть что-то стал понимать в жизни.

Я верю, что есть жизнь после смерти - реальная, настоящая. Как ребёночек 9 месяцев сидит в утробе матери вниз головой и думает: вот это и есть жизнь. Выскочил, а тут - леса, поля, огороды. Так и мы все - думаем, что это и есть окончательная жизнь. Надо жить каждый день так, как последний. Потому что там нет возможности ничего исправить. И не потому, что Создатель злой. Потому что там тела нет, значит, и воли нет. Воля, она же в теле. 

Христианство - это не букварь, где всё написано. Нет, надо читать Евангелие, верить Христу и суропить башкой.

Про любовь

Я видел много счастливых лиц на своих выступлениях. Если мы не сольёмся в экстазе, а в любви соединимся со зрителем - вот где созидающая сила. Когда я вам, а вы - мне. Остальное всё мимо. Любовь - это не чувство, а добродетель. Деланье добра. У тебя своих дел полно, а ты взял и поехал. Или у тебя попросили рубашку - отдай и верхнюю одежду. Любовь - это жертва, а не вздохи на скамейке. К старухе в метро не надо пылать африканской страстью. Надо просто уступить ей место.

Был случай - иду, а у меня денег нету, а подать надо, человек на улице сидит больной, бледный. Я подошёл к нему, спокойнейшим образом поднял его, обнял и сказал: «Брат, прости, у меня ни копейки нет, но я тебя чрезвычайно уважаю, люблю и буду помнить всю свою жизнь». У него слёзы потекли. И у меня. И мы расстались. Двое. Уязвимых. Я уже в геройском виде, в этих кинофильмах, а он - вот здесь. Но мы братья по уязвимости.

Что я планирую дальше? Жить планирую. А потом умирать.

Смотрите также: