aif.ru counter
66

«Сатиру вытеснил стёб!»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ в Украине 19/03/2008 Сюжет Персона

«Ничто так не подтверждает народного интереса к политику, как наличие анекдотов о нём. Так что я бы посоветовал власть имущим, особенно накануне выборов, думать не о том, с какой речью выступить, а о том, какую хохму о себе, любимых, в народ запускать».

«Что происходит в моей творческой жизни? Не так давно состоялась премьера спектакля «Женитьба» в МХТ им. Чехова. Сейчас с нетерпением жду выхода двух очень дорогих мне картин, где у меня главные роли. Совсем скоро выходит фильм «Наш Чехов, или Смерть в пенсне», а осенью в прокат выйдет картина Дмитрия Месхиева «Человек у окна». Я чётко осознаю: роль, которая мне в ней выпала, достаётся один раз в жизни…»

«Верю в глобальное похолодание»

«AиФ»: - Юрий Николаевич, как жару переживаете?

Юрий Стоянов: - Притом что я южный человек, одессит, жару не выношу. Просто ненавижу её! Но, надо заметить, до недавних пор я как-то не отвлекался на погоду. Жара, не жара - мне было не особо важно. И я искренне не понимал, почему мой партнёр Илюша Олейников, который старше меня на десять лет, по наступлению возраста, которого сейчас достиг я, стал вдруг много говорить о погоде. Подробно расписывал, чем эта весна отличается от прошлой, размышлял, каким бы он хотел видеть лето, рассуждал о том, будет в этом году жара или не будет. «Да какая тебе разница, какая там погода?! - недоумевал я. - Нам главное, чтобы дождь не лил, и снимать можно было бы, и чтобы световой режим в кадре не менялся!» Но шли годы… (Хохочет.) Теперь я понимаю и чувствую, что каждое лето особенное и жара бывает разной. Пора признаться себе: «Стареешь, Юра, стареешь…»

«AиФ»: - К слову о жаре, вы в теорию глобального потепления верите?

Ю. С.: - Верю! Охотно верю! Но надо заметить, что в теорию глобального похолодания я верю не меньше. Зимой, знаете ли, ноги мёрзнут… (Смеётся.)

«AиФ»: - Как ни абсурдно звучит, но главным героем завершившегося чемпионата мира по футболу стал осьминог Пауль. Это следствие аномальной жары?

Ю. С.: - Футбол всё-таки - это в своём роде театр. И история с осьминогом - элемент этого шоу. Он тоже декорация в мировом футбольном спектакле. Хотя некоторые относятся к нему серьёзно. Слышал, что некий русский бизнесмен предложил за него более трёхсот тысяч евро. А вообще, думаю, в случае с осьминоговскими предсказаниями сработала обратная связь. То есть не он предсказывал игру, а команды подстраивались под его пророчества. «Чего, мол, из кожи вон лезть, осьминог решил, что проиграем, значит, проиграем…» Я, кстати, осьминогов люблю - только маленьких и в жареном виде.

«Шутка стала валютой»

«AиФ»: - Хотел бы затронуть с вами более серьёзную тему - тему политического анекдота, который можно считать неким зеркалом политической и общественной жизни. Очевидно, что сегодня этот жанр развит не так, как, скажем, 20-30 лет назад. О чём это свидетельствует?

Ю. С.: - Сегодня вообще появляется очень мало хороших анекдотов. Притом что анекдот считается народной формой творчества, как правило, практически у каждого произведения в этом жанре есть автор. Кстати, очень много анекдотов ушло в народ из сюжетов «Городка». Я читал их потом в газетах, но у меня и мысли не было куда-то звонить, ругаться, возмущаться. Наоборот - для меня это было высшей похвалой. Так вот, сегодня юмор превратился в серьёзный бизнес. Все талантливые юмористические авторы (в основном это люди, прошедшие школу КВН) сейчас прибраны к рукам. Качественный юмор запрятан в компьютеры, защищённые паролями. Удачная шутка стала эквивалентом валюты. Её экономят, ею просто так не разбрасываются, из неё пытаются выжать по максимуму.

В случае с политическими анекдотами ситуация иная. Это, мягко говоря, не то, что можно продать какому-нибудь телеканалу. (Смеётся.) Политик становится героем анекдота благодаря личной харизме, ярким поступкам, особой манере разговаривать, одеваться. Вообще, политикам можно отслеживать свой рейтинг по анекдотам о них. Нет анекдотов - надо срочно что-то делать! Надо бежать и нанимать тех самых экс-кавээновских авторов, чтобы они что-то сочинили про них. И если раньше КГБ выискивал и прижимал тех, кто травил анекдоты о верховной власти, то сегодня ФСБ должна этих людей находить с целью поощрить.

Сегодня, кстати, часто стали переделывать старые политанекдоты. Меняют фамилию, какие-то детали…

 «AиФ»: - У вас сложился такой образ, что окружающие наверняка ждут от вас ежесекундных шуток, баек, острот, анекдотов…

Ю. С.: - Это величайшее заблуждение. Но было бы глупо с моей стороны злиться по этому поводу. Я сам приучил публику воспринимать меня так, как они воспринимают. Делая программу «Городок» (а этим мы занимаемся вот уже 17 лет), мы с Илюшей поняли, что никакие мы не юмористы и не шоумены. Мы с ним плохие острословы, не очень хорошие балагуры и по отдельности неважные тамады. Скорее всего, мы артисты, которые владеют чем-то таким в этой профессии, что в идеале заставляет людей смеяться.

Анекдоты, кстати, я сейчас травлю не так часто, как раньше. Наверное, это связано с тем, что, как уже говорил, мало смешных попадается. Из последних, что я слышал, мне понравился анекдот из категории «чёрного юмора». Муж приходит домой и застаёт жену с любовником. Присматривается в темноте и видит, что любовник - его лучший друг. Муж бежит на кухню, хватает нож и наносит ему 27 смертельных ударов. Жена смотрит на всё это и задумчиво говорит: «Знаешь, дорогой, ты так скоро совсем без друзей останешься»…

«AиФ»: - В одном из интервью вы как-то сказали, что сатира сегодня выродилась в плакат. Что вы подразумеваете под этим?

Ю. С.: - Что-то я жестковато сказанул… Понимаете, современная сатира - это нечто такое, что существует только сегодня, сейчас. Завтра она забудется. Да что там о ней говорить? Сегодня самый востребованный жанр - это не сатира и даже не юмор в классическом понимании этого слова. Сейчас это молодёжный, приправленный сленгом и матерком стёб! Я не имею в виду «Комеди Клаб», а говорю о тенденции. Стёб - он ведь тоже бывает разного качества. Много раз говорил и скажу снова: если из шутки выбросить слово «жопа» и станет не смешно, значит, шутки не было.

«AиФ»: - Юрий Николаевич, ваш фильм «Человек у окна», показанный на «Кинотавре» и ММКФ, зал принял бурно и тепло. Ваш герой - человек созерцающий, рефлексирующий и, в общем, совсем несовременный. Почему же публика прониклась к нему такой симпатией?

Ю. С.: - Сегодня существует ностальгия по тем героям и характерам, которые мы потеряли. Сильными, пробивными, жёсткими персонажами, людьми с бицепсами уже все пресытились. Назрела потребность в ином герое. Вспомните фильмы «Берегись автомобиля», «Осенний марафон»… Их герои не вызывали умиления - они просто были родными зрителю. Сейчас другие ценности, другие критерии успеха, другие герои. Девиз сегодняшней жизни - «Если ты такой умный, то почему такой бедный?!» Только вдумайтесь в эту фразу! И вдруг на фоне всего этого зрителю предлагается тот, другой, герой из прошлой жизни. Мы все внутренне понимаем, что существуют какие-то вечные человеческие критерии. И мы понимаем, что ни хрена с ними не добиться. И осознанно или неосознанно сочувствуем такому персонажу. Нас так много - живущих иначе, но в душе ещё помнящих себя другими. Зритель аплодирует не герою, а себе, тому, каким он когда-то был. Я очень надеюсь, мой герой способен реанимировать веру в человека хотя бы у какой-то части зрителей…

Досье

Юрий Стоянов родился в 1957 г. в Одессе. Окончил Московский государственный институт театрального искусства им. Луначарского. Играл в Большом драматическом театре им. Товстоногова (Ленинград). С 1993 г. совместно с Ильёй Олейниковым выпускает программу «Городок». Снялся в фильмах «Ландыш серебристый», «Заяц над бездной», «12» и других. Обладатель премии «Золотой орёл». Четырежды награждён премией «ТЭФИ». Народный артист РФ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых