aif.ru counter
153

Владимир Быстряков: «Черкасский использовал в мультиках все ошибки природы»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ в Украине 06/08/2008

За упокой...

-   ВЛАДИМИР, когда вы впервые увидели музыкальный инструмент?

-  Очень давно. Это было пианино с профилем Бетховена. На нем латинскими буквами было написано слово «Порохнюк». Почему «Порохнюк» - я так до сих пор и не понял. То ли был такой киевский предприниматель, который торговал пианино, то ли так называлась фирма-изготовитель... Инструмент был очень старым. Чтобы я на нем мог хоть как-то играть (а я не доставал до педалей), папа мне сделал специальный маленький эшафотик, гильотинку: я нажимал на дощечку, дощечка - на металлический брусок, металлический брусок - еще на одну дощечку, а уж она, в свою очередь, нажимала на педаль. Вот это были мои первые воспоминания об инструменте, на котором я играл примерно года в четыре. Помню, я любил поб-реньчать, но чтобы что-то играть - такого я как-то и не вспоминаю.

-  Свое первое произведение помните?

-   Самое первое инструментальное произведение - «Похоронный марш» -я бабушке посвятил - за то, что она радикально завершила мое благополучно-босяцкое детство на улице!

-  Как бабушка отреагировала?

-  Очень правильно! Мы тогда жили в коммуналке, она собрала всех соседей на 8 Марта и сказала: «Вот внучек заготовил мне подарок, так сказать, загодя! Припас!». После чего я сыграл «Похоронный марш», все были в шоке, бабушка радостно плакала... У нее вообще была такая привычка: она любила брать меня с собой на кладбище, водить между могилок и говорить: «Внучек, вот и я скоро здесь также буду лежать». Я плакал, убивался, кричал: «Бабушка! Не надо! Не умирай!» Бабушка злорадно хихикала и ловила садистский кайф! Кстати, после всего этого она благополучно прожила еще лет сорок! Так что за эти прогулки по кладбищу я отплатил ей «Похоронным маршем» лет за сорок до срока.

...и за здравие

-  ВЫ НАПИСАЛИ много музыки к мультфильмам. Действительно ли работа над мультфильмами происходит так же идиллически, как это представляют себе зрители?

-  Начнем с того, что когда я написал музыку к мультфильму «Остров сокровищ», то подходили коллеги -некоторые успешные, талантливые режиссеры и мультипликаторы - и говорили: «Володя, как ты мог написать такую музыку?! Ты ее написал левой ногой! Вот когда ты с нами работал -это была музыка, а тут какая-то лажа!» Я им отвечал: «Давайте подождем годик-другой, пускай все станет на свои места и время определит, лажа это или не лажа!» А что я мог ответить? Ведь восприятие музыки - дело субъективное, кому-то нравится, а кому-то нет.

-  В этом году у «Острова сокровищ» юбилей - 20-летие.

-  С музыкой к этому мультфильму мне работалось очень легко. Хотя... вот, например, с Давидом Яновичем Черкасским у нас было по-всякому -и легко, и сложно. Сложно потому, что он зависит от своего рабочего дня, в который обязательно входят флирты. И в зависимости от развития ситуации у него соответствующее состояние души - мажорное или минорное. И если он накануне заказал тебе песню, к примеру, про голод, а потом у него «все сложилось», он приходит и восклицает: «Какой может быть голод, о чем ты говоришь?!! Все нормально! Давай напишем песню, предположим, о вреде курения!» - «А куда девать песню о голоде?» -«Да потом тоже куда-нибудь пристроим!..» И, конечно же, никто ее никуда уже не пристраивает! У меня есть несколько таких песен, которые не вошли в «Остров сокровищ», одну из них даже записал Армен Борисович Джигарханян: «Посадите на диету и пирата, и поэта, и при этом, и при этом вспоминайте ваших мам, как они вас всех кормили, как они вас всех поили и при этом говорили: «Кушай, детка! Ням, ням, ням!» Вот такая песня, которую вообще никто не знает...

-  Насколько я знаю, Давид Янович Черкасский в работе широко использовал коньяк...

-   Конечно! Понимаете, тут такая история. По жизни он разгильдяй в самом хорошем смысле слова, и когда ему, допустим, отпускался для работы над фильмом год, девять месяцев он вообще ничего не делал, успешно завоевывая дамские сердца и потребляя «огненную воду» в количествах, соответствовавших его рангу и аппетиту, а потом за два месяца до окончания срока вся группа переселялась на студию - с одеялами, подушками, все прощались с родными, понимая, что провожают их, как на войну. Жили на студии, пили, ели, рисовали персонажей со своих друзей и собутыльников. Понятно, что силы человеческие не беспредельны, наступал такой момент, когда актеры уже валились с ног, и тут Давид Янович приглашал всех за волшебную ширмочку: «Господа актеры, пожалуйте!» За ширмочкой стоял коньячок, закусочка, вваливались обессиленные члены команды Черкасского, после чего, воспрянувшие духом, вновь принимались за дело и делали все, судя по результату, очень даже успешно.

-  А как выбирали персонажей для мультфильма?

-  Брали отовсюду! Тех тембров голосов, которыми озвучивали своих героев все, начиная от Вити Андри-енко и заканчивая Женей Паперным, вообще в природе не существует! Ребята копировали всех уродов, каких

только знали в своей жизни! Насчет уродов, надо сказать, что Черкасский использовал все ошибки природы, которые удалось собрать на лицах сотрудников киностудии: если у кого-то была живописная бородавка или нос длинный и горбатый, или торчащие из носа волосы, уж точно будьте уверены, что все это воплотится в каком-то из персонажей. Например, Сквайр Трелони был срисован с Риты Лумельской, которая ходила точно так же, как он. Однажды я спросил Женю Паперного, где он нашел такой дивный голос для Доктора Лив-си. Он ответил: «У одного полного мудака! Он улыбался жизни всеми 35-ю зубами и был доволен всем! Абсолютно всем! Никогда у него не было никаких проблем! Он так и говорил сквозь зубы: «Гы-гы-гы!» и, как ни странно, в невероятных количествах клеил барышень и все у него получалось. Вот с него был «срисован» голос Доктора Ливси. Так что брали все отовсюду. Была в фильме собачка, которая смеется идиотским смехом, -с ней вообще получилась отдельная история. Давид попросил всех посмеяться. Смеялись актеры, гримеры, смеялся весь штат, а я вспомнил, как смеялся артист, играющий немножко чокнутого молодого Моцарта в фильме Милоша Формана «Амадеус». Я так и засмеялся... Давид сказал: «О! Другого от тебя я и не ожидал!» И вот этот идиотский смешок остался в картине - когда собачку бьют молотком по голове, она так и смеется -жизнерадостно.

В принципе, вся работа над «Островом сокровищ» напоминает мне музыку Моцарта - легкую, как шампанское. Я вообще считаю, что настоящее искусство рождается как бы играючи. Потому что когда начинаешь пыхтеть, корпеть и рожать что-то в муках, переделывать, подгонять, фактуру какую-то тесать, склеивать, «прибивать гвоздями», то ничего путного, как правило, не выходит. Или получается какая-то добротная профессиональная штучка, которая ни уму ни сердцу. А когда вот так вот, играючи... и вдруг выходит непонятно что, если тебе говорят: «Володя, да написал ты какую-то ерунду, какую-то лажу», а потом проходит лет двадцать, и ты слышишь: «Вы являетесь автором музыки культового фильма! Все ваши песни знают и любят наши дети!» И потому мой совет начинающим авторам, которых сейчас не признают, которым говорят, что они пишут лажу: давайте подождем лишние сто-двести лет, а потом поговорим, может быть, ваша музыка станет более гениальной, чем музыка Бетховена или песни Людмилы Лядовой.

Беседовал Андрей КРАВЧЕНКО

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...

Топ 5 читаемых