81

Павел Маков: зачем нам Министерство культуры?

«Украина - не бедная страна», -  утверждает художник Павел Маков, чьи работы представлены в Метрополитен-музее в Нью-Йорке и Вашингтонской национальной галерее, в Музее Виктории и Альберта в Лондоне, Третьяковской галерее в Москве и Национальном художественном музее в Киеве. Он живет в Харькове, часто бывает в Европе и Америке и не стесняется называть явления украинской культурной политики своими именами.

Классика для VIP

- Недавно вы решили познакомиться с известным украинским писателем Тарасом Прохасько, живущим в Ивано-Франковске, и быстро отправились в путь. Зачем вам это?

- Термин «культура» я воспринимаю как умение жить вместе.  В нашей стране художники не знают писателей, те и другие не очень-то знакомы с музыкантами. Наш социум серьезно разобщен. Если я не могу удовлетворить свою страсть и познакомиться с Прустом или, скажем, Джойсом, которых очень люблю, то почему бы мне не познакомиться с Тарасом Прохасько, живущим в 800 км от меня? Инициативу надо брать в свои руки, иначе мы так и будем сидеть по своим норам.

А поскольку наше государство не делало и не делает никаких серьезных шагов в сторону культуры, то об этом нужно подумать самим. Чиновники не понимают культурологических процессов, происходящих в стране. Надо просто один раз посмотреть на то, как Украина презентована на международных книжных ярмарках. От этого просто волосы встают дыбом: с одной стороны - желто-синий флаг, с другой - оранжевый, посередине лежит «Кобзарь», книги по садоводству. И это все, что может представить большая страна Украина?

- В ближайшее время в нашей культурной политике что-то изменится?

- До сегодняшнего времени ею никто не озабочен и этим вопросом заниматься не собирается. Все только хотят в Европу, а каким образом мы туда попадем - никто не знает. О чем говорить, если у нас нет ни одной радиостанции, которая бы транслировала классическую музыку? Это ненормально. Сегодня создаются какие-то музыкальные вечера для VIP- команды, и организаторы  утешают себя надеждой, что от этих песнопений VIP-команда озаботится вопросами культуры. Не озаботится. Потому что у нее совсем другое в голове. Я не знаю, что будет делать новый министр культуры, но сейчас, на мой взгляд, чиновники вообще ничего не предпринимают. Вот, например, театральному режиссеру Андрею Жолдаку недавно сказали: «Извини, но в Харькове тебе делать нечего». Потом была статья Юрия Андруховича, который никак не мог объяснить своим немецким друзьям после сумасшедшего успеха Жолдака в Берлине - в одном из самых известных театров, каким образом этот человек у себя на родине - после демократических изменений в нашем обществе, не только не получил поддержки от государства, его вообще выгнали?

Искусство за «белые» деньги

- Может быть, происходящее в нашей культуре - естественное явление для бедной страны?

- Украина, во-первых, не бедная страна. Я не соглашусь с этим ни при каких условиях. У нас происходят очень позитивные явления. Вот-вот откроют Центр современного искусства. Сейчас строят «Арсенал» на государственные деньги. Конечно, я не верю, что половину этих денег не украдут, но ведь на оставшуюся половину что-то сделают. Уже в августе-сентябре откроется частный музей современного искусства Виктора Пинчука и это очень серьезно изменит ситуацию. На мой взгляд, вся культурная политика на территории Украины будет проводиться только благодаря частным инициативам. По моим наблюдениям, люди, сегодня вкладывающие деньги в современное искусство, в большинстве своем заработали «белые» деньги на интеллектуальном бизнесе. Но это очень узкая прослойка нашего общества.

- Как украинское искусство выглядит сегодня в мировом контексте?

- Практически, никак. В конце 80-х годов не где-нибудь, а в Москве, явление, приехавшее в этот город из Украины, назвали на украинском языке - «Українська хвиля». Что государство сделало для того, чтобы с этой «хвилі» - всплеска творчества украинских художников - собрать пену? Ничего! Сегодня частные коллекционеры выкупают роботы покойного Олега Голосия в Швейцарии и в Москве, завозят их в Украину и дарят Национальному художественному музею или оставляют в своих коллекциях. Когда я смотрю в Венеции проект Виктора Сидоренко (между прочим, официально вошедший в десятку лучших проектов Венецианского биеналле современного искусства-2003 и объехавший весь мир) и читаю отзыв на английском языке одного искусствоведа: «Откуда вы взялись? Я провела в Киеве две недели, пытаясь найти хоть что-нибудь, представляющее Украину на уровне современного искусства, - и ничего не нашла. Я считала, что в Украине современного искусства не существует», - моему удивлению нет предела.

- А что здесь удивительного?

- В нашей стране все функционирует на частном уровне. Зачем тогда Министерство культуры? Ко мне, например, в Харьков звонит директор Центра современного искусства из Нью-Йорка и говорит: «Павел, я посылаю искусствоведа. Пожалуйста, сведи его в Киеве с людьми, которые смогут показать современное украинское искусство». А когда американцы познакомились со мной, они признались, что слышали обо мне от таких-то из Москвы.

Борис Михайлов - культурный Кличко

- Сейчас в Европе наблюдаются украинские «волны»?

- Увы, нет. На Западе есть одна большая фигура, равная по значимости фигуре Ильи Кабакова из России - Борис Михайлов. Украина не то чтобы даром отдала - она подарила этого художника России. Это фигура мирового масштаба, произведения Михайлова находятся в крупнейших музеях мира. Когда этот человек - между прочим, очень скромный и стеснительный, приехал в Лондон на собственную выставку и его встретили на лимузине, он засмущался: «Зачем мне лимузин? Я поеду на метро». В ближайшее время у Бориса Михайлова открывается большая выставка в Москве. Насколько я знаю, его работы были закуплены для коллекции Виктора Пинчука. Но в 1997-98 годах, когда он открывал свою выставку в Харькове, ее запретили через час, потому что директору не понравилось то, что висело на стенах. Если имя Михайлова сделать брэндом в мировом культурном пространстве - оно прозвучит не менее значимо, чем имя Кличко в спорте. Но этого никто не делает.

- Как считает Олег Скрипка, в Украине уже можно говорить о  культурном ренессансе. Вы с этим утверждением согласны?

- В литературе - да, действительно, наблюдается ренессанс. Появилось много новых, интересных писателей. Но вот парадокс: Дереша намного лучше знают в Польше и Германии, чем в Украине. Да и вообще в нашей стране бестселлер продается в количестве 5000 экземпляров в год. Что касается изобразительного искусства - это такой упадок! В Германии даже в самых небольших городках  есть свои музеи современного искусства. Вот пример для подражания. И еще. Самая большая проблема нашего государства - люди. Получая здесь очень хорошее образование, они бегут за границу. Но ведь если создать условия для работы, талантливые люди будут жить и работать в Украине за намного меньшие деньги, чем в Европе, в Москве или Америке. Поверьте: здесь жить намного лучше, чем там.

Ксения Мелешко

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Loading...