aif.ru counter
06.04.2006 00:00
31

«Филипп Киркоров» - собственность Пугачевой?

Артисты бегут от продюсеров, прихватив с собой интеллектуальную собственность.

«И ОТ бабушки ушел, и от дедушки ушел» - сказка про Колобка точно иллюстрирует ситуацию в российском шоу-бизнесе.    Участники группы «Премьер-министр» хлопнули дверью перед носом своего «отца»-основателя Евгения Фридлянда. Катя Лель поступила так же, уйдя от своего «партнера» по бизнесу Александра Волкова, рисковавшего своими деньгами. «Фабриканты» Стас Пьеха и Ксения Ларина убежали от Игоря Крутого и его компании «АРС», певица Мара ушла от продюсера Дмитрия Гройсмана.

Массовый исход артистов от своих работодателей стал возможен потому, что контрактная система в российском шоу-бизнесе носила декларативный характер. Почти все строилось на доверии и устных договоренностях. Но в последнее время даже между супругами стали возникать «бумажные» отношения.

Кто девушку ужинает, тот ее и танцует

«У НАС с Валерией существует контракт, который заканчивается 7 апреля, но мы решили продлить его еще на год, - говорит продюсер и супруг певицы Иосиф Пригожин. - Если у Валерии возникнет желание поменять продюсера, я препятствовать не буду. Наш брачный союз при этом все равно сохранится.

По своему опыту могу сказать, - продолжает Пригожин, - что дольше пяти лет контракты в России не работают. Обычно все заканчивается еще быстрее. Как только у артиста начинается хорошая жизнь, он пытается «соскочить». Примеры: Николай Носков и Авраам Руссо, с которыми у меня были договоры до 2010 года. Но оба ушли раньше».

Между продюсером Александром Волковым и певицей Катей Лель тоже был заключен партнерский контракт, согласно которому они делили прибыль 50 на 50. На одежду, зарплату коллектива, запись 70 песен и съемку 12 клипов Волков потратил из своего кармана, по разным оценкам, более миллиона долларов. Певица деньгами не рисковала, вкладывая в совместный бизнес лишь свой талант. По словам А. Волкова, Катя Лель ушла из «совместного бизнеса», хотя договор между ними был подписан до 2014 года. Чтобы вернуть свои вложения в артистку, продюсеру пришлось обращаться в суд. Хотя можно было, наверное, договориться полюбовно. При условии, что выступление Кати Лель сегодня стоит от 10 до 20 тыс. долл., за год-два артистка вполне могла бы рассчитаться со своим инвестором.

Продюсер группы «ЧайФ» Дмитрий Гройсман в 2003 г. заключил семилетний контракт с молодой певицей Марой. «За два-три года, - говорит продюсер, - мы совместно прошли весь путь становления артиста». Но в декабре прошлого года Мара пришла к своему работодателю и заявила, что хочет разорвать контракт, так как больше не нуждается в его услугах. Вложения Гройсмана в проект, по разным оценкам, составили порядка 250 тыс. долл. При расставании Мара нашла спонсоров, которые компенсировали продюсеру все его расходы. «Но перед этим, - признался Гройсман, - я звонил по клубам и просил отменить концерты Мары и запретил ротацию ее клипов на телевидении». Между тем продюсер уже 14 лет сотрудничает с группой «ЧайФ», получая 20% прибыли без всяких договоров и иных юридических тонкостей. И ни разу, по его словам, ни он, ни участники коллектива не нарушили устных договоренностей.

«ЧайФ» чуть не лишился названия

«КОГДА мы заключали контракт с Настей Стоцкой, - говорит Филипп Киркоров, - для меня он был чисто формальным. Я даже отдал ей обе копии и сказал: «Храни у себя». Но если Настя захочет уйти от меня - пожалуйста. При условии, что вложенные в нее средства в течение некоторого времени должны быть погашены».

Нешуточные страсти между бывшими участниками группы «Премьер-министр» и продюсером Евгением Фридляндом кипят ныне в судебных инстанциях. Артисты ушли от своего работодателя с названием и репертуаром, авторские права на которые, согласно документам, принадлежат продюсеру. Свою защиту в суде «отставные премьеры» строят на том, что подписи на всех договорах не их, а поддельные. Плюс ко всему артисты подали заявку в Роспатент на регистрацию товарного знака «Премьер-министр», которая уже год находится на рассмотрении. А пока длятся тяжбы, «старых» «премьеров» почти не крутят на ТВ и радио. Весь конфликт можно было решить вне суда, если бы «отставные» выплатили компенсацию. Ведь продюсер вложил в них немаленькие деньги. Только на сольные концерты в ГЦКЗ «Россия» в 2004 г. он потратил около 300 тыс. долл., а с продажи билетов выручил лишь 70 тыс. долл. Вопрос можно было закрыть, но артисты предпочли не делиться, а судиться.

О регистрации товарных знаков в российском шоу-бизнесе редко кто задумывался. Пока не стали происходить юридические казусы. Например, одна из питерских чайных компаний три  года назад получила в Роспатенте права на использование товарного знака «ЧайФ». «Чайфовцы» подали иск в суд и отвоевали свое имя, доказав, что именно они придумали это название.

Брэнд «Филипп Киркоров» тоже до недавнего времени формально принадлежал не носителю этого имени, а Алле Пугачевой. «Просто раньше, - пояснил «АиФ» Филипп Киркоров, - у нас с Пугачевой была единая фирма «Арт-студия Алла», и на нее были зарегистрированы права на товарные знаки «Филипп Киркоров» и «Алла Пугачева».» Но после развода, по словам певца, бывшие супруги поделили не только имущество, но и права на использование товарных знаков.

Шоу-бизнес стал реально приносить большие деньги, и люди, работающие в нем, поняли, что могут лишиться своих вложений, если не будут жестко следовать букве закона. Рассчитывать на порядочность, увы, не приходится.

Владимир ПОЛУПАНОВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых